.RU

Современный французский детектив - страница 2



Буало-Нарсежак


ИНЖЕНЕР

СЛИШКОМ ЛЮБИЛ ЦИФРЫ





^ ПЕРЕВОД И. СВЕТОВИДОВОЙ

I

Ренардо поставил свой «дофин» за «симкой» Бельяра.

— Я долго раздумывал,— сказал Ренардо.— Мне ка­жется, в черном есть какой-то шик. Особенно в сочетании с белым. Моей жене понравилась бордовая машина, но это, пожалуй, было бы несколько эксцентрично.

Послюнив палец, он стер пятнышко па ветровом стек­ле, потом оглядел переулок, изнывающий от солнца.

— В добром здравии. Я только что привез их из кли­ники.

Бельяр толкнул калитку во двор. Ренардо, прежде чем войти, остановился и еще раз взглянул на свой сверкаю­щий «дофин».

— Надо бы опустить стекла,— прошептал он.

В конце переулка струила свои воды Сена. Раскален­ный воздух дрожал над шпилем Гранд-Жатт. Медленно та­рахтел мотор на барже, и летний день вдруг показался ка­ким-то грустным. Ренардо закрыл калитку. В конце заце­ментированной дорожки находился флигель, где работа­ли инженеры.

— У нас, наверное, сдохнуть можно,— сказал Ренар­до.— Как подумаешь, что в Америке везде кондиционеры...

Все окна флигеля, выходившие в сад, были закрыты. Белая стена излучала слепящий свет, ударявшпй в лицо.

Они дошли до угла флигеля. За ним вставали при­тихшие заводские корпуса. Работа начнется лишь через десять минут. У них еще было время. Под каштаном, ко­торый рос между заводом и флигелем, сидел Леживр и не спеша набивал трубку.

Он выставил вперед деревяпную ногу, прямую и негну­щуюся, словно оглобля. Оба инженера, вытирая пот со лба, остановились в тени, узкой полоской протянувшейся вдоль северной стены флигеля.

— Я вижу, Сорбье велел открыть все окна с этой сторо­ны,— заметил Ренардо.— И то хорошо! Хотите сигарету?

Порывшись в кармане, он извлек инструкцию с тех­ническими данными «дофина».

Ренардо протянул ему пачку «голуаз». День этот ни­чем не отличался от всех остальных дней. Через несколь­ко минут явятся чертежники. У ворот раздастся вой сире­ны, и опоздавшие рабочие, подталкивая велосипеды, бе­гом заспешат мимо сторожа, папаши Баллю, который бу­дет наблюдать за ними из застекленной будки, похожей на кабину стрелочника. Бельяр протянул зажигалку. Именно в этот момент послышался крик, как будто он вырвался вместе с пламенем зажигалки. Мужчины обернулись, но тут же поняли, что крик донесся со второго этажа флигеля.

Леживр с трудом встал, деревянная скамья заскрипела

Все было до неправдоподобия реально. Вдалеке тарахтел мотор, а на заводском дворе вдруг завыла сирена. Три ко­ротких гудка, возвещавших начало работы после переры­ва. Первым опомнился Ренардо. Дверь находилась всего в песколькпх шагах. Он был уже около нее, когда раздался выстрел, и в сухом, раскаленном воздухе от заводской сте­ны покатилось эхо; оно отозвалось вдали два или три раза.

— Скорее,— крикнул Бельяр.

Он вбежал в зал чертежпиков сразу вслед за Ренардо. В огромной комнате с широкими окнами было пусто: ряды чертежных досок, на вешалках белые халаты. В глубине — лестница, ведущая на второй этаж. Ренардо, более тучный, чем Бельяр, задохнувшись, отстал.

— Осторожнее! — крикнул он.— У него оружие! Фраза эта несколько, раз отозвалась в голове бегущего

Бельяра: «У него оружие... У него оружие...»

Он взбежал по ступенькам. Ренардо поднимался следом за ним, продолжая выкрикивать предостережения, кото­рых Бельяр уже пе слышал. Площадка. Удар ногой в дверь. Она распахнулась, стукнувшись о стену. Перед Бельяром — вторая дверь, ведущая в его собственный каби­нет. Он остановился в нерешительности. Ренардо догнал его. Он тяжело дышал.

— Я войду первым,— сказал Бельяр.

В резко распахнутую дверь просматривается большая часть его кабинета: металлический письменный стол, светло-зеленые ящики картотеки, легкие алюминиевые стулья. Бельяр делает шаг, другой, останавливается. Ре­нардо шепчет:

— Он мертв.

На пороге следующего кабинета ничком, уткнувшись лицом в ковер, с поджатымп под себя руками лежит глав­ный инженер. Ковер постепенно становится красным. Бе­льяр протягивает руку, чтобы помешать Ренардо прибли­зиться. Он оглядывается по сторонам. Стрижи летают пе­ред открытым окном, крича во все горло, слышно, как они со свистом рассекают крыльями воздух.

— Конечно, он мертв,— повторяет Ренардо.

В кабинете Сорбье ни шороха, ничего. Инженеры про­ходят через кабинет Бельяра. Ковер заглушает их шаги. Не без опаски Ренардо наклоняется над телом, заглядыва­ет в соседний кабинет.

— Никого,— говорит он с озадаченным видом.

Он переступает через Сорбье и отваживается войти в кабинет, в то время как Бельяр склоняется над свопм ше­фом. Ренардо спешит к окну. Внизу Леживр, покачиваясь на своей деревянной ноге, ждет, вытянув шею.

— Вы никого не видели? — спрашивает Ренардо.

— Никого.

Ренардо, обескураженный, свешивается из окна. Гра­вий искрится в лучах солнца. Под белым от зноя небом листва каштана как лакированная, вся в солнечных бли- ках. Приподняв фуражку, Леживр чешет в затылке.

— Оставайтесь на месте! — кричит Ренардо. Он оборачивается и видит сейф.

— Боже, цилиндр!

Сейф в глубине кабинета полураскрыт. Стенки такие толстые, что внутреннее отделение кажется маленьким. Ренардо кидается к сейфу, проводит рукой по пустой пол­ке, не отдавая себе отчета, до какой степени бессмыслен этот жест. Он отступает, засунув два пальца за воротник рубашки. Он задыхается. Ну, пу, спокойствие, спокойст­вие! Главное, не впадать в отчаяние! Кровь громко стучит в висках. Нельзя же терять голову из-за того, что... из-за того...

— Бельяр?

Инженер, стоявший на коленях возле убитого, подни­мает голову. Он словно очнулся от сна. Хватается за руч­ку двери и, шатаясь, поднимается. Ренардо уже овладел собой. Он тащит Бельяра за руку, показывает ему сейф, потом бросается к окну.

— Леживр... Никого не впускайте...

Он смотрит на часы. Три минуты третьего. Невероят­но! Ему казалось, что все только что пережитое длилось долго, бесконечно долго. Что предпринять?.. Он и сам тол­ком не знает. Он думает о своем «дофине» на улице, по­том о Сорбье, который лежит не шевелясь, мертвый,— об этом можно догадаться по какой-то распластанности тела, по торжественной, ужасной неподвижности. Бельяр смот­рит па сейф, затем подносит руки к лицу, словно собира­ясь молиться. Но он просто трет щеки, веки, тоже пыта­ясь прийти в себя. Потом оборачивается к Ренардо.

— А где же убийца? — спрашивает он.

—Я никого не видел,— отвечает Ренардо. И тотчас поправляет себя слегка дрожащим голосом: — Никого не было.

Оба оглядывают такие знакомые комнаты, эту обыч­ную обстановку своей повседневной жизни, привычные предметы; на секунду они перестают их узнавать. Они чувствуют себя здесь чужими. Вздрогнув, Бельяр подбе­гает к окну. Леживр по-прежнему стопт внизу.

— Что случилось?

Он возвращается к Ренардо, который раздумывает, за­сунув руки в карманы и опустив голову.

Шарканье ног внизу возвестило о том, что пришли чертежники. Затем донеслось какое-то шушуканье. И на­конец раздраженный голос Леживра:

— Да говорят вам, что нельзя!..

Бельяр и Ренардо помолчали еще некоторое время, не решаясь взглянуть друг на друга. Наконец Ренардо не выдержал:

— Вы никого не заметили в чертежном зале?

Вопрос был заведомо глупым. Он прекрасно знал, что там было пусто, голо, все как на ладони. Хотя нет, а халаты на вешалках? Но между халатами и полом он сам видел белую стену, гладкую, чистую. Дальше лестница, вестибюль...

— Ни единого уголка, где можно было бы спрятаться,— снова заговорил Ренардо.— Ни у вас в кабинете, ни здесь...

Широким жестом он обвел рукой стены, покрытые эмалевой краской, самую необходимую мебель — ничего лишнего. На память ему пришла фраза Сорбье: «Все дол­жно иметь строго определенные функции». Он обожал это слово... Нет, отсюда никто не выходил. Оставались только открытые окна на северной стороне. Но во дворе стоял Леживр.

Завед постепенно оживает. Люди внизу волнуются. Видно, прошел слух, что что-то случилось.

Да еще с каким предметом! От которого весь Курбвуа может взлететь на воздух, если...

Ренардо опускается в кресло Сорбье. Он мертвенно-бледен.

— Что мы можем сделать? — спрашивает Бельяр. Ренардо разводит руками, трясет головой. Может быть, следовало закрыть все выходы с завода, обшарить все во­круг? Хотя здесь ведь тоже все двери были закрыты. И не было никакой лазейки. Опять натыкаешься все на то же препятствие, едва лишь пробуешь распутать этот узел, продумать все от начала до конца.

— Делать нечего,— говорит Ренардо.— Я звоню. А там видно будет.

Он набирает коммутатор, просит соединить его с мсье Оберте.

— Как только он приедет, попросите его зайти во флигель. Дело срочное. Чрезвычайно срочное.

Он вешает трубку, хочет закрыть окно, так как внизу, во дворе, собралась небольшая группа беззаботно болтаю­щих людей.

— Нет,— останавливает его Бельяр.— Трогать ничего не надо. Из-за полиции.

И верно. Явится полиция. Ренардо вытирает вспотев­ший лоб. Только бы не задержали его отпуск! Взгляд его останавливается на убитом, он не может оторвать от него глаз... Сорбье одет, как обычно: фланелевые брюки, тем­но-синий пиджак, мокасины.

— Вот черт!— восклицает Ренардо.— Гильза... рядом с картотекой!

Бельяр оборачивается, поднимает маленький блестя­щий цилиндрик, разглядывает его, держа на ладони, потом кладет на письменный стол... Вот все, что оставил убийца!

Но Ренардо, который не может больше усидеть на ме­сте, начинает обшаривать обе комнаты. Это минутное дело. У Бельяра всю стену против окна занимают метал­лические ящики картотеки; в левом углу у окна стоит письменный стол и кресло Бельяра, рядом кресло поболь­ше с пепельницей на металлическом стержне, предназна­ченное для посетителей. Вот и все. Никаких тайников. У Сорбье мебель точно такая же, но кресло всего одно, ибо Сорбье никого не принимал. Людей, которые хотели с ним побеседовать, он делил на две категории: мелкая сошка и крупные шишки. Мелкая сошка — это для Бель­яра. А шишки — для Оберте... Одни и те же образы воз­никали в памяти инженеров. Они вновь видели Сорбье живым. Впрочем, шуму от него было не больше, чем от мертвого. Молчаливый, уткнув подбородок в галстук, он ходил, заложив руку за спину, и при этом постоянно по­тирал большой и указательный пальцы, словно перебирал купюры, отсчитывал монеты. Когда к нему стучались, от­вета приходилось ждать долго... Если кто-нибудь входил в кабинет, он неизменно встречал посетителя удивлен­ным и недовольным взглядом.

— В чем дело... Говорите быстрее...

Потом выслушивал, слегка склонив голову, делал ка­кие-то пометки на уголке бювара, листок постепенно по­крывался таипственпыми знаками, именами, цифрами, по-добпо стене в телефонной будке. Кивком головы он отпу­скал вас и снова пачинал ходить по комнате. Ренардо вор­чал:

— Что за странная манера работать у этого человека! Но обычно все сходились на том, что один из самых блестящих выпускников Политехнической школы не мо­жет вести себя, как заурядный человек. Порой над ним посмеивались. Сорбье приписывали необычайную рассе­янность. Рассказывали, будто однажды вечером, выйдя из театра, он вместо красавицы мадам Сорбье по ошибке подхватил и привез домой весьма покладистую незнаком­ку. «Что вы хотите, цифры,— объяснял Ренардо.— По­пробуйте вскрыть его череп, и вы обнаружите там одни цифры!» Но тут же добавлял, так как испытывал глубо­чайшее уважение к своему шефу: «Но что там ни гово­ри, это настоящий ас!»

Шум голосов во дворе внезапно затих.

— Вот и босс,— прошептал Ренардо.

Бельяр раздраженно отошел в сторону. Он терпеть не мог этих пристрастий Ренардо, его замашек бизнесмена. Не нравилось ему и напускное добродушие Оберте, его подчеркнуто оживленное обращение с рабочими. Настоя­щим-то шефом был Сорбье! Оберте медленно поднимается по лестнице. Ренардо идет ему навстречу, вполголоса рас­сказывает о случившемся.

— Что? Это невозможно!

Оберте входит, останавливается, глаза его прикованы к распростертому телу. Он тоже с первого взгляда пони­мает, что Сорбье мертв.

— Его убили почти что на наших глазах,— говорит Ренардо.— Но мы так никого и не обнаружили.

— Как же так... Как же так...— повторяет директор.

— И цилиндр исчез,— добавляет Ренардо.

Оберте смотрит на Бельяра, вероятно, ждет уточнений.

— Совершенно верно,— подтверждает Бельяр. Оберте в полном замешательстве медленно стягивает перчатки, бросает их в шляпу и кладет ее на кресло.

— Разразится страшный скандал,— шепчет он. Бельяр и Ренардо обмениваются понимающим взгля­дом. Они ждали этого слова.

Сделав над собой усилие, директор подходит к убито­му. Ковер соломенного цвета медленно темпеет вокруг Сорбье. Ренардо коротко и четко рассказывает о проис­шедшем. Оберте быстро кивает головой. Он овладел собой. Он привык к трудным ситуациям и сложным проблемам.

— Ясно, он ушел через окно,— говорит Оберте.

— Нет,— возражает Ренардо.— Внизу стоял Леживр. Он никого не видел.

Директор снова смотрит па Бельяра.

— Верно,— произносит Бельяр.

Оберте, перешагнув через тело, проходит в кабинет Сорбье, разглядывает окно, потом сейф. Он повторяет все то, что проделали двадцать минут назад инженеры. Вплоть до того, что проводит по глазам и по щекам своей мясистой с массивным перстнем рукой.

— Подведем итоги,— говорит он.— Здесь, во флигеле, убийце негде спрятаться. С другой стороны, он не мог уйти ни через дверь, ни через окно. Но это же нелепость, то, что вы мне тут рассказываете!

А между тем Сорбье был убит и открытый сейф был пуст. Ключи еще торчали в замочной скважине, они при­надлежали убитому.

— Вы понимаете, что это означает? — снова произно­сит Оберте.— Если убийца, на наше несчастье, заинтере­суется цилиндром, захочет узнать, что там внутри...

Он опускается в кресло Сорбье. Оберте знает, что те­перь все зависит от него, от его находчивости. Он протя­гивает руку к телефону.

— Ренардо, спуститесь вниз и прикажите очистить двор. Что же касается Сорбье, сошлитесь на несчастный случай. Незачем сеять панику среди персонала... Тем бо­лее что преступник, по всей вероятности, еще скрывается на заводе, возможно даже, что он в первую очередь соби­рается уничтожить завод...

Бельяр и Ренардо безмолвствуют. У Ренардо лоб бле­стит от пота, но он вполне владеет собой и удаляется твердым шагом. Оберте снимает трубку, поворачивается к Бельяру.

— Пожалуй, вряд ли стоит обращаться в комиссари­ат. Дело слишком серьезно. Я сообщу обо всем директору уголовной полиции.

Он раздумывает.

Он тихонько постукивает телефонной трубкой по сво­ей широкой ладони, не зная, какой из многочисленных гипотез отдать предпочтение.

Оберте звонит в уголовную полицию, спрашивает ди­ректора и, так как Бельяр собирается уходить, удерживает его за руку. Бельяр слушает и невольно восхищается ла­коничностью и точностью Оберте, Не прошло и пяти минут, как он здесь появился, а уже во все вник и обдумал все возможные последствия.

— С минуты на минуту мы можем взлететь на воз­дух,— разъясняет он.— Я прикажу негласно обыскать за­вод, но мы, конечно, ничего не найдем. Человек этот либо уже скрылся, либо, если почувствует опасность, откроет цилиндр... Других вариантов я не вижу... Простите?.. Нет, господин директор, даю вам слово, я ничего не выдумы­ваю. Это не в моем духе... Не могли бы вы прислать нам компссара Марея? Он хорошо знал жертву... Спасибо.

Оберте вешает трубку и на мгновенье закрывает глаза.

Они взглянули на убитого. Бедняга Сорбье, всегда та­кой корректный, невозмутимый, и вот теперь он лежит на полу, утопая в собственной крови!

Оберте умолк, провел пальцем по губам.

— Значит, остается предположить, что сейф уже был открыт, и в этом нет ничего удивительного.

— Пожалуй, это вероятнее всего.

Оберте встает, подходит к окну. Двор опустел. Ле-живра и того нет. Только под каштаном копошатся в пыли воробьп. Небо стало сероватым. Оберте снова под­ходит к телефону, вызывает своего секретаря.

— Это вы, Кассан?.. Так... Вы один?.. Прекрасно... Только что убили Сорбье... Да, именно так, убили... Но это еще не все, выслушайте меня. Похищен цилиндр... Немедленно предупредите охрану. Тщательно проверьте весь персонал... И главное — время прихода. Проверить всех без исключения... Составьте список отсутствующих... Расспросите Баллю... Все кругом обыскать... Преступник мог спрятаться... Пусть сразу же стреляют во всякого по­стороннего на территории завода... я все беру на себя... Понимаете, что я имею в виду, когда говорю «сразу же»? Если у этого человека вид подозрительный... Ну скажем, слишком уж юркий, что ли! Действуйте осмотрительно. Без паники.

Он бросает трубку. Влетает муха и жужжит над тру­пом. Бельяр отгоняет ее, размахивая рукой. Оберте ма­шинально достает из пачки сигарету, потом раздражен­но сует ее обратно.

— Все как во сне, Бельяр,— восклицает он.— Как во сне! Ну, между нами говоря, откуда мог пропикнуть сюда этот самый преступник?

Из переулка,— отвечает Бельяр.— Как мы с Ренардо. Как все те, кто не обязан отмечаться.

Но тогда Леживр заметил бы, как он вошел.

Лежпвр мог находиться где-нибудь еще. Напри­мер, у проходной завода. Это как раз легко уточнить. Впрочем, если бы он кого-нибудь видел, он бы уже ска­зал нам.

Оберте не в силах больше выносить этой тишины, это­го ожидания. Он привык действовать, подчинять события своей воле. И он слоняется меж четырех стен, поставив­ших перед ним задачу, исходных данных которой он впервые в жизни не может уяснить. А ведь на этом за­воде считать умеют все. Здесь царит своп особый мир чертежей, диаграмм, всевозможных графиков и уравне­ний. И когда мозг человека не в силах справиться с циф­рами, на помощь ему приходят машины, с головокружительной быстротой разрешают онп тайну материи, пере­водят ее секреты на простой язык формул, доступньш на заводе каждому. А тут...

— Сорбье позвал на помощь, потом послышался вы­стрел. Вот и все.

Патрон возвращается в кабинет Бельяра, кружит по комнате, открывает дверь в вестибюль, снова закрывает ее, проводит рукой по рядам ящиков с картотекой.

Резко звопит телефон, они, пораженные, сжимают ку­лаки. Оберте подбегает, хватает трубку.

— Да... Директор слушает. Проводите его сюда.

Оп объясняет вопросительно глядящему на него Бе-льяру:

— Это ваш друг... Боюсь только, что и он не умнее нас!

II

Марей на первый взгляд и в самом деле казался не умнее директора. Это был плотный, сангвинического склада человек, лысый, с голубыми в еле заметных крас­ных прожилках глазами, с веселым выражением лица. Но его тонкий насмешливый рот, складка, идущая от носа, вдруг выдавали его истинную натуру, без сомнения страстную и сильную, скрывавшуюся под этой приветли­вой маской. На нем был плохо сшитый габардиновый ко-стюм. Брюки скрутились валиком вокруг плетеного ко­жаного ремня. На лацкане пиджака множество тоненьких выгоревших ленточек.

— Марей,— произнес он, быстро протягивая руку. Увидев труп, он на секунду замер. А директор уже пу­стился в объяснения.

Марей наклонился над убитым, перевернул его на спину. Рука Сорбье безвольно упала на ковер, другой он все еще прижимал небольшую кровоточащую рану на животе.

— Бедняга Сорбье! — произнес Марей.— Насколько мне известно, это самое страшное ранение. К счастью, он недолго мучился.

Он выпрямился, вытирая покрытую капельками пота лысину.

— Итак... Мне говорили о неком фантастическом ис­чезновении. Что произошло?.. Вы не возражаете?

Он достал из кармана пачку «голуаз» и уселся па краешек письменного стола Бельяра, небрежно покачи­вая ногой, и сразу же словно что-то изменилось в атмо­сфере, царившей в комнате. Появилась какая-то надеж­да, словно у постели больпого, когда пришел наконец врач и можно переложить ответственность на его плечи.

— Все очень просто...— начал Оберте.

Марей слушал, а глаза его тем временем изучали ком­нату. Ипогда он сплевывал крошки табака, приговаривая: «Понимаю... Понимаю...» Когда же директор кончил свой рассказ, он разразился беззвучным смехом, от которого сотрясались его плечи.

Марей не стал уточнять свою мысль, но было яспо, что такими штучками с толку его не собьешь.

— Подведем итоги,— сказал он.— Убийца проник сюда во время обеденного перерыва... Сейчас проверим... Без десяти минут два он здесь, Леживр, который нахо­дится во дворе, закрывает ему путь к отступлению. Он убивает Сорбье. В это время подоспели мой друг Бельяр п мсье Ренардо. Здесь никого уже нет, а цилиндр весом в двадцать килограммов исчез... Вопрос: каким путем удалось скрыться убийце?

Он указал на кабинет Сорбье.

— На всякий случай я приказал обыскать завод. В настоящий момент охрана патрулирует во всех зда­ниях. В самое ближайшее время от них поступят доне­сения...

— Превосходно.

И на лице директора, словно у примерного ученика, промелькнула довольная улыбка. Марей бросил сигарету в пустую корзинку для бумаг и снова подошел к убитому.

— Каждого свидетеля я допрошу в отдельности. А мои люди тем временем займутся телом, отпечатками паль­цев... в общем, обычная процедура! Я был бы счастлив, если бы вы, господин директор, остались здесь. А ты, Роже, сходи, пожалуйста, за Леживром, а потом подожди внизу, хорошо?

Отдавая свои распоряжения властным тоном, он смяг­чал его улыбкой. Бельяр метнул в сторопу Оберте взгляд, означавший: «Ага! Что я вам говорил? С ним дело пой­дет!»

Перед тем как выйти из комнаты, он показал комисса­ру гильзу.

Он положил гильзу в карман и остановился возле уби­того.

Марей опустился на одно колено и с неожиданной не­жностью коснулся пальцами век покойного, закрыл их, потом, словно дав Сорбье какое-то обещапие, сжал его плечо.

Ясно было, что Марей думает о чем-то другом. Он изучал карманы Сорбье, бросая на ковер рядом с собой мелкие монеты, зажигалку, автобусные билеты, начатую пачку «житан», носовой платок, ручку. Он открыл бумажник. Там было двести десять франков, водитель­ские права с техталоном и налоговой квитанцией и фо­тография.

Они склонились над квадратиком тонкого картона. Это была фотография, сделанная для удостоверения лич­ности в фотоминутке, но даже она не могла скрыть уди­вительной красоты молодой женщины.

Улыбающееся гладкое лицо, светлые волосы зачесаны назад и уложены короной вокруг головы. Прозрачные гла­за мечтательно смотрят вдаль.

— Он называл ее Девушка с Льняными Волосами,— сказал Марей.— Я знаю об этом от Бельяра, он у них часто бывал... Линда, Девушка с Льняными Волосами... Несчастная, когда она узнает...

Марей собрал все предметы в носовой платок и поло­жил на письменный стол.

— Ну что ж, начнем,— сказал он.

Марей прошел мимо Оберте в кабинет Сорбье, выглянул в окно и подал знак своим людям подняться. Небо заволокло тучамн. На западе, точно горы в сиреневом ореоле, громоздились облака; от пота пощипывало кожу. Mapeй обернулся, издали взглянул на сейф, потом быстро прикинул расстояние от подоконника до земли. Около двух с половиной метров. Прекрасно. Он выдвинул ящики письменного стола, увидел папки, уложенные со свойственной Сорбье методичной аккуратностью.

— Так, так...

В корзинке для бумаг лежал слегка помятый конверт. Марей взял его двумя пальцами в том месте, где были наклеены марки. Конверт был адресован Мсье Жоржу Сорбъе, главному инженеру. Генеральная компания по производству проперголя, Курбвуа. Обратного адреса не было.

Он сунул конверт себе в карман, дружески взял ди­ректора под руку и показал па сейф.

Далекий удар грома заставил обоих мужчин вздрогнуть. Они прислушивались к его глухим раскатам, от ко­торых дрожали стекла в окне. В это время зазвонил теле­фон. Оберте нервно схватил трубку.

— Алло... да... Хорошо... Продолжайте поиски. Спа­сибо.

Он повеспл трубку.

— Разумеется, они ничего не нашли,— сказал он.— На чем я остановился?

Люди Марея работали в кабинете Бельяра. Один из них все измерял, мелом чертил на ковре контуры тела. Сверкали вспышки, щелкали затворы фотоаппаратов.

Вместе с Оберте он подошел к сейфу, а специалист по отпечаткам сыпал тем временем свой порошок на мебель, оконную раму. Сорбье унесли. Марей изучал замок в сейфе.

Нахмурив лоб и засунув руки в карманы, он взвеши­вал истинные масштабы этой загадки.

Первые капли забарабанили по гравию, запрыгали по подоконнику, где-то вдалеке послышались раскаты грома.

В чертежном зале отряхивались инженеры с Лежив-ром, застигнутые во дворе дождем.

— Выпускник Высшего электрохимического учили­ща,— сразу отозвался Оберте.— Тридцать девять лет. Во­енный крест. Политикой не занимается... Что касается Бельяра...

Марей в свою очередь с улыбкой ответил:

— Выпускник Высшего электротехнического учили­ща. Окончил вторым. Медаль за участие в Сопротивлении. Восемнадцатилетней давности друг комиссара Марея.

Впервые за все это время лицо Оберте несколько смягчилось.

Пелена дождя затянула окно. Каштан, казалось, ды­мился. Раздался телефонный звонок, приглушенный шу­мом ливня.

Он взял еще теплую телефонную трубку, соединился с городом, набрал номер уголовной полиции и попросил своего шефа. Оберте тактично отошел в сторону.

— У телефона Марей... История довольно скверная. Похитили какой-то атомный снаряд, взрыв может про­изойти в любую минуту, в результате чего будет уничто­жено не меньше двухсот зданий... Что?.. Из-за грозы я пло­хо слышу... Откровенно говоря, я не вижу даже намека, который мог бы что-то прояснить. Преступник буквально растворился в воздухе. Сегодня вечером я пришлю вам рапорт. Главное — это обуздать прессу и принять необхо­димые меры предосторожности... Какие? Понятпя не имею... Ну, разумеется, дороги, вокзалы, аэродромы.., О! Это, вне всякого сомнения, связано со шпионажем. Не думаю, чтобы дело оставили за нами... Хорошо... Спасибо. Он повесил трубку. Теперь полицейская машина была пущена в ход. Преступнику трудно будет вырваться из кольца, но если он отвпнтпт колпачок... Марей вытер платком руки, щеки, шею. Он весь вспотел. Он высунулся в окно, лицо сразу стало мокрым от дождя, теплого, не­сущего с собой запахи моря в часы отлива. Медного цвета туман расползся по улице, время от времонн его разреза­ла яростная вспышка молнии, затем раздавался оглуши­тельный треск. Ничего! Главное — не спешить, продви­гаться себе потихоньку от одной улики к другой. Убийца, бесспорно, очень хитер. Его можно поймать лишь путем постепенных логических посылок. Марей последний раз провел платком по лицу и повернулся к Оберте.

— Я начну с Бельяра,— заявил он.— Можно его при­гласить?

Но первым появился специалист со счетчиком Гейге­ра. Он нес цилиндр из черного металла.

— Мои познания остановились па «сковороде»,— по­шутил Марен.— Помните, был такой смешной прибор, при помощи которого обнаруживали мппы?

Служащий улыбнулся.

— С тех пор придумали кое-что получше,— сказал он и принялся за работу.

Тем временем подоспел Бельяр.

Служащий за их спиной продолжал свое дело.

Он вернулся к Бельяру.

— Попробуем провести маленький эксперимент. Ты спустишься вниз, а я подам тебе знак. И ты поднимешь­ся сюда с той скоростью, как в момент преступления. Давай.

Марей засучил рукав и приготовился включить хроно­метр. Дождь вдруг переменился, стал моросящим, словно вывернулась наизнанку зеленоватая туча, похолодало, порыв ветра взъерошил листки в записной книжке Сорбье.

— Готов? — крикнул Марей.— Начали!

Он нажал головку хронометра. Было отчетливо слыш­но, как бежит Бельяр, ои быстро приближался и вскоре, совсем задохнувшись, появился на пороге. Марей остано­вил стрелку.

— Четырнадцать секунд,— объявил он.— Невероятно. Неслышно возвратившийся Оберте только покачал головой.

— Похищение не могло быть совершено после пре­ступления,— сказал он.

— До него — тоже,— возразил Бельяр.— Сорбье был не такой человек, чтобы даже под дулом револьвера позволить опустошить свой сейф. Сначала вору надо было убить его.

Заколдованный круг замкнулся. Взмахом руки Марей как бы отмел все трудности.

— Пошлите ко мне Леживра!

Лежнвр был человеком грузным, отяжелевшим после увечья. Он шумно дышал, стараясь все же встать по стой­ке смирно. Марей пожал ему руку.

— Вы можете сообщить мне весьма ценные сведе­ния,— сказал он.— Хорошенько обдумайте свои ответы. Именно вы ходили в столовую за завтраком для мсье Сорбье?

Комиссар повернулся к Бельяру.

Марей достал из кармана конверт и задумчиво посмот­рел на него, потом положил в бумажник.

Леживр попрощался и вышел прихрамывая. Трое мужчин встали в кружок.

— Никто не выходил,— сказал Марей.
— Никто не входил,— добавил Бельяр.

— Никто не приходил,— вздохнул Оберте.


saba-tairibi-mhtar-uezov-boran-sabati-masati.html
saba-tairibi-molyarli-koncentraciya.html
saba-tairibi-natural-krsetksht-drezhen-asietter-masati-natural-krsetksht-drezhen-asiettermen-tanisu.html
saba-tairibi-organizmderd-zheke-damui-ontogenez-tsng-blnu-su-zhasushalardi-zhktelu-organogenez-kbeyu-artayu-organizmn-lu-masat.html
saba-tairibi-parallel-zhne-ortogonal-proekciya-klass-11-saba-masati.html
saba-tairibi-ritanu-gld-smdkterdeg-ritanudi-erekshelg-sabati-masatti.html
  • bystrickaya.ru/vtoraya-vozmozhnost-rasskazannaya.html
  • doklad.bystrickaya.ru/umberto-eko-mayatnik-fuko-stranica-49.html
  • nauka.bystrickaya.ru/velikobritaniya-obrazovatelnij-individualnij-tur-eac-v-ozrast-studentov.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/izuchenie-konkurentov-i-zavoevanie-preimushestv-v-konkurentnoj-borbe-kompaniej.html
  • esse.bystrickaya.ru/razdel-13-informacionnaya-karta-aukciona-postavka-reprintnogo-vosproizvedeniya-polnogo-komplekta-sobraniya-yurnali.html
  • studies.bystrickaya.ru/marketing-shpori-chast-22.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/referat-po-kommercheskomu-pravu-otvetstvennost-za-n.html
  • crib.bystrickaya.ru/ispolzujte-silu-posvyasheniya-osnovaniya-duhovnosti-sem-glavnih-praktik-dlya-probuzhdeniya-serdca-i-uma.html
  • shkola.bystrickaya.ru/odni-li-mi-vo-vselennoj-chast-9.html
  • letter.bystrickaya.ru/monografiya-soderzhit-interesnejshie-istoricheskie-spravki-i-istoriograficheskie-vikladki-stranica-3.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a-i-sherbakov-hrestomatiya-po-psihologii-ucheb-posobie-dlya-studentov-h91-ped-nn-tovsost-v-v-mironenko-pod-red-a-v-petrovskogo-2-e-izd-pererab-i-dop-m-prosveshenie-1987-447-s-stranica-9.html
  • crib.bystrickaya.ru/istoriya-sistemi-pravilnogo-dihaniya-literatura-208.html
  • predmet.bystrickaya.ru/ser-artur-konan-dojl-pravdaozhizn-i-poslesmert-i-razmishleniya-o-religii-spiritizme-i-bessmertii-stranica-9.html
  • tasks.bystrickaya.ru/11-apparatchik-na-prigotovlenii-smesej-i-rastvorov-spravochnik-rabot-i-professij-rabochih-vipusk-razdeli-obshie.html
  • university.bystrickaya.ru/golub-svyashennaya-ptica-ukazatel-illyustracij-d-r-j-bokemyul.html
  • essay.bystrickaya.ru/chelovek-v-socialnom-izmerenii-primernaya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • letter.bystrickaya.ru/naimenovanie-organizacii-predpriyatiya-uchrezhdeniya.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-narkomanii-i-toksikomanii-instrukciya-dlya-voprosov-514-522.html
  • education.bystrickaya.ru/36-illyustracii-metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-kursovoj-raboti-po-discipline-teoreticheskie-osnovi-elektrotehniki.html
  • abstract.bystrickaya.ru/3-participium-futri-actvi-prichastie-budushego-vremeni-dejstvitelnogo-zaloga.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-izucheniyu-disciplini-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-vseh-form-obucheniya.html
  • esse.bystrickaya.ru/psihologicheskie-osobennosti-lichnosti-trenera-chast-4.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sinergiya-i-sinergizm-fridman-a-vi-ili-vas-professionalnaya-ekspluataciya-podchinennih-aleksandr-fridman.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-obshie-polozheniya-ispolneniya-nakazaniya-v-vide-lisheniya-svobodi-rezhim-v-ispravitelnih-uchrezhdeniyah-i-ego-osnovnie-trebovaniya.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zhdi-menya-i-ya-vernus-moi-portalru-01072011-sedmaya-mezhregionalnaya-konferenciya-edinoj-rossii-v-ekaterinburge.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-vozobnovlyaemaya-i-malaya-energetika-s-kazhdim-godom-stanovitsya-vse-bolee-populyarnej.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-osnovnih-meropriyatij-ministerstva-molodezhnoj-politiki-i-sporta-respubliki-bashkortostan-s-13-po-19-fevralya-2012-goda-.html
  • turn.bystrickaya.ru/pokazateli-godi-publichnij-doklad.html
  • writing.bystrickaya.ru/glava-3-na-ville-zheneveva-agata-kristi.html
  • shkola.bystrickaya.ru/organizaciya-raboti-sledovatelya-po-rassledovaniyu-prestuplenij.html
  • testyi.bystrickaya.ru/6-dzh-dzhojs-sankt-peterburg-izdatelstvo-azbuka-klassika-2006-uliss-dzhejms-dzhojs.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-lyubov-igra-svobodnaya-deyatelnost-igra-vivodit-cheloveka-za-ramki-obidennosti-prostranstvenno-vremennaya-zamknutost-igri.html
  • writing.bystrickaya.ru/intro-f-f-b-f-am-dm-gm-c-f-f-b-f-am-dm-gm-c-f-f-b-f-am-dm-gm-c.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/diplom-o-dopolnitelnom-k-visshemu-obrazovanii.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-neraspredelennoj-pribili-napravlena-dlya-sozdaniya-rezervnogo-kapitala-buhgalterskij-uchet-v-obshestvennom-pitanii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.