.RU

Сол Беллоу. Герцог - страница 28



убийствами; аэропорты, карьеры и кукурузные поля напоследок. И за всем этим

самая разнородная деятельность, реальная жизнь. Мозес должен видеть ее.

Возможно, он для того был от нее в известном смысле огражден, чтобы лучше

увидеть, не сомлеть в ее тесном объятье. Его дело -- осведомленность, его

установка, его долг -- вместительная понятливость, наблюдательность. Если он

употребляет время на то, чтобы показать своей дочурке рыб, то он уж

как-нибудь постарается приобщить это к своим наблюдениям. Сегодняшний день

-- он нашел в себе мужество признать это -- был в точности день, когда

хоронили папу Герцога. Тогда тоже все цвело -- розы, магнолии. Прошедшей

ночью Мозес плакал, спал, в воздухе гибельно пахло; ему снились заковыристые

сны -- тягостные, нечистые, подробные,-- прервавшись редкой силы ночной

поллюцией; смерть, как же ты манишь свободой порабощенные инстинкты; жалкие

сыны Адама, чьи дух и тело принуждены внимать глухим позывам. Сколько помню

себя, я стремился жить более осознанно. Я даже представляю, в каком роде.

-- Папа, тут поворачивать. Дядя Вэл тут всегда поворачивает.

-- Ладно.-- Он увидел в зеркальце, что обмолвка огорчила ее: снова

проговорилась о Герсбахе.-- Эй, киска,-- сказал он,-- если ты вспомнишь при

мне дядю Вэла, я никому не скажу. И спрашивать тебя про него не буду. Так

что не волнуйся! Все это глупости.

В Вердене он был не старше Джун, когда мама Герцог запретила ему

болтать про перегонный куб. Само сооружение он хорошо помнил. Красивые

трубки. Пахучее сусло. Если его не подводит память, папа Герцог мешками

ссыпал в бочку подопревшую рожь. Нет, иметь секреты не так уж плохо.

-- Иметь парочку секретов не страшно,-- сказал он.

-- Я знаю много секретов.-- Она стояла у него за спиной и гладила его

голову.-- Дядя Вэл очень хороший.

-- Конечно, хороший.

-- Только я его не люблю. Он нехорошо пахнет.

-- Ха! Ладно, достанем ему флакон духов, и он будет потрясающе пахнуть.

На лестнице в океанариум он взял ее за руку, ощущая себя тем сильным,

положительным отцом, которому можно довериться. Центральный дворик, белесый

под открытым небом, встретил духотой. Плещущийся бассейн, пышные растения и

тонкий тропический рыбий дух заставили Мозеса подтянуться, взбодриться.

-- Что ты сначала хочешь увидеть?

-- Больших черепах.

Они брели сумрачными коридорами между золотыми и зелеными стенами.

-- Эта резвая рыбка называется хуму-хуму-или-или, она гавайская. А эта

скользящая тварь -- скат, у него в хвосте ядовитые шипы. Вот миноги,

родственники миксин, они присасываются к какой-нибудь рыбе и пьют ее кровь,

пока та не умрет. Вон форель. Черепах в этом крыле нет. Смотри, какие

громадины! Акулы?

-- В Брукфилде я видела дельфинов,-- сказала Джун.-- Они были в

моряцких шляпах, звонили в колокол. Они танцуют на хвосте и играют в

баскетбол.

Герцог взял ее на руки и понес дальше. Детские дни -- возможно, из-за

большой эмоциональной нагрузки -- всегда обходились ему дорого. Случалось,

проведя день с Марко, Мозес потом отлеживался с холодным компрессом на

глазах. Получалось, что ему выпала судьба приходящего отца, фантома в жизни

своих детей -- то явится, то пропадет. Надо, надо как-то наладиться с

растравой встреч и разлук. Эта пульсирующая горечь -- он попробовал облечь

ее в терминологию Фрейда: частичный возврат подавленной травмирующей темы, в

конечном счете восходящей к инстинкту смерти,-- так? -- не должна эта горечь

передаться детям, как и длящееся всю жизнь зябкое оцепенение перед смертью.

Это же самое чувство, понимал теперь дока Герцог, стоит у колыбели небесного

града и любого земного: не могут люди разлучаться ни с любимыми, ни с

мертвыми ни в этой жизни, ни в будущей. Но жестоко давило это чувство на

Мозеса Е. Герцога, когда он с дочерью на руках разглядывал сквозь водяную

зелень миксин и гладких акул с зубастыми утробами. Он впервые другими

глазами взглянул на то, как Александр В. Герцог провернул похороны папы

Герцога. В службе не было благолепия. Избыточно мясные в плечах, руках и

щеках и с бедной растительностью на головах, внушительной стеной стояли

осанистые, с гольфовым загарчиком друзья Шуры -- банкиры и президенты

корпораций. Потом образовался траурный кортеж. Полицейские ехали впереди,

завывая сиренами, и теснили к обочине грузовики и легковые машины, чтобы

катафалку не торчать перед светофорами. Еще никто так не спешил в Вальдхайм.

Мозес сказал Шуре: -- При жизни папа бегал от полицейских. А сейчас...--

Хелен, Уилли -- все четверо детей сели в одну машину -- негромко

рассмеялись. Потом, когда гроб опустили в могилу и Мозес отплакал свое с

близкими, Шура ему сказал: -- Не распускайся, как чертов иммигрант.-- Он

стеснялся меня перед своими друзьями по гольфу, президентами корпораций.

Может, я и не совсем был прав. Все ж таки образцовым американцем был он. А я

еще мечен европейской скверной, отравлен Старым Светом с предрассудками

вроде: Любовь -- Сыновнее Чувство. Оцепенелые грезы.

-- Вон же черепаха!--закричала Джун. Одетое в костный панцирь существо

выплывало из глубины бассейна: вялая голова с клювом, извечно погасшие

глаза, лапы, в медленном усилии толкающие стекло, розовато-желтые громадные

пластины, на спине красиво разлинованные, под рябь воды, черные выпуклые

плашки. За собой черепаха тянула пук паразитных водорослей.

В центральном бассейне были черепахи с берегов Миссисипи; для сравнения

пошли на них посмотреть; у этих были красные полосы на боках; они дремали на

бревнах и плескались вместе с зубатками; на дне лежали монетки и тени от

папоротника.

Ребенок был явно утомлен, притомился и отец.-- Пожалуй, пора идти и

добыть тебе сандвич. Обеденное время,-- сказал он.

Со стоянки, вспоминал потом Герцог, они выехали вполне грамотно. Он

вообще водил осторожно. Но когда он вливался в главный поток, ему бы

следовало учесть, что с севера, выходя из долгого поворота, машины шли с

набором скорости. На хвосте у него повис грузовичок "фольксваген".

Намереваясь, притормозив, пропустить его, он тронул педаль. Но тормоза были

незнакомые и чуткие. "Сокол" резко стал, и грузовичок ударил его сзади и

бросил на столб. Джун завизжала и вцепилась ему в плечи, когда его швырнуло

на руль. "Малышка!" -- подумал он, хотя не о малышке надо было тревожиться.

Судя по визгу, она не пострадала -- только перепугалась. Он лежал на руле,

чувствуя слабость, смертельную слабость; в глазах потемнело; тянуло тошнить,

тело затекало. Слыша крики Джун, он был не в силах обернуться к ней. Он

констатировал смерть и потерял сознание.

Его положили на траву. Очень близко он слышал шум поезда -- с

Иллинойского возкала. Вот поезд уже вроде бы дальше, ползет через сорняки по

ту сторону автотрассы. Сначала мешали видеть большие пятна перед глазами,

потом они ужались в радужно сверкавшие пылинки. Дыхание наладилось само.

Ногам было холодно.

-- Где Джун? Где моя дочь? -- Он приподнялся и увидел ее между двумя

неграми-полицейскими, а те глядели на него. У них были его бумажник, царские

деньги и, само собой, револьвер. Вот так-то. Он снова закрыл глаза. При

мысли, в какую историю он вляпался, его опять затошнило.-- Она ничего?

-- Она в порядке.

-- Иди сюда, Джуни.-- Он подался вперед и заключил ее в объятия.

Ощупывая ее, целуя испуганное лицо, он почувствовал резкую боль в груди.--

Папа полежал немного. Ничего страшного.-- Но она-то видела, как он лежал на

траве. У этой новостройки в двух шагах от Музея. Недвижимый, уже, может,

мертвый, в карманах роются полицейские. Лицо его словно обескровилось,

опало, заострилось, и оно неудержимо немело, чего он особенно испугался.

Покалывание кожи под волосами рождало подозрение, что он на глазах седеет.

Полицейские дали ему несколько минут, чтобы он пришел в себя. На патрульной

машине крутилась синяя мигалка. Водитель грузовичка свирепо сверлил его

взглядом. Неподалеку прохаживались, клюя, галки, зажигая

переливисто-радужное ожерелье вокруг шеи. За плечом у него был Музей Филда.

Мне бы сейчас лежать мумией в его подвале, подумал он.

Полицейские его прищучили. Это ясно уже по тому, как они молча смотрели

на него. Они ждали; пока с ним Джуни, они скорее всего не станут хамить. Он

уже тянул время и чуть пережимал со слабостью. От полицейских можно ожидать

самого худшего, он видел их в деле. Правда, это было давно. Может, времена

переменились. У них новый начальник полиции. На конференции по наркотикам в

прошлом году он сидел рядом с Орландо Уилсоном. Обменялся с ним

рукопожатием. Конечно, пустяк, не стоящий упоминания; во всяком случае,

ничто так не настроит против него этих черных верзил, как намек на

влиятельное знакомство. Для них он просто рыбешка в сегодняшнем улове, а с

учетом этих рублей и револьвера, вообще не приходилось надеяться на легкий

исход. Плюс сизого цвета "сокол", протаранивший столб. Несущееся мимо

движение, дорога в сверкании машин.

-- Мозес -- ты? -- спросил негр постарше. Вот оно: бесцеремонность

начинается там, где кончается неприкосновенность.

-- Да, я Мозес.

-- Твой ребенок?

-- Да, девочка моя.

-- Ты бы приложил платок к голове, Мозес. У тебя там ссадина.

-- Правда? -- Вот почему на голове зудела кожа. Не затрудняя себя

поисками платка (куска полотенца), он развязал свой шелковый галстук, сложил

и широким концом прижал к голове.

-- Не имеет значения,-- сказал он. Джун уткнулась головой ему в

плечо.-- Сядь, милая, рядом с папой. Сядь сюда на травку. У папы немного

болит голова.-- Она сразу села. Ее послушливость, сочувствие его положению,

это мудрое, доброе начало в ребенке, ее сострадание растрогали его, придали

сил. Беззаветно любящей рукой заступника он обнял ее за плечи. Наклонившись

вперед, он прижимал к голове галстук.

-- Разрешение на пистолет, Мозес, у тебя есть? -- В ожидании ответа

полицейский поджал толстые губы, пальцем теребя щетинку усов. Другой

полицейский беседовал с бушевавшим водителем грузовичка. Остролицый, с

острым красным носом, тот говорил, испепеляя Мозеса взглядом: -- Права-то вы

у парня отберете? -- Я и так в дерьме из-за этого револьвера, думал Герцог,

а он хочет еще добавить. Перед такой яростью он благоразумно сдержался.

-- Я тебя раз спросил, Мозес, и спрашиваю опять: у тебя есть

разрешение?

-- Нет, сэр.

-- Тут две пули. Оружие заряжено, Мозес.

-- Командир, это пистолет моего отца. Он умер, и я вез вещь к себе в

Массачусетс.-- Он старался отвечать кратко и выдержанно. Эту историю ему

придется повторять снова и снова.

-- А что за деньги?

-- Пустые бумажки. Русские, вроде наших конфедератских. Бутафория. Тоже

взял на память.

Не совсем безучастное, лицо полицейского выразило усталое недоверие.

Взгляд из-под тяжелых век, подобие улыбки на толстых молчащих губах. Вот так

же Соно складывала губы, когда выспрашивала о других женщинах. В самом деле,

с какими только случаями, оправданиями, выдумками и чушью не сталкивается

полиция каждый день... Как ни терзался он свалившейся ответственностью и

страхом, но, трезво все прикидывая, Герцог не допускал, что этот полицейский

разберется в нем. Необходимые ярлыки он, конечно, имеет на себе, только не

этому пинкертону уразуметь их. Даже теперь, в этом вот рассуждении, краешком

вылезла гордыня -- цепко держит человека его глупость.

Славы, Господь, от ангелов требуй, Глуп человек, глупее не сыщешь.

Глупость и грех -- его жизненный жребий.

Голова болела, и дальше стихи не вспоминались. Он опустил руку с

галстуком: нет смысла держать, так рана никогда не подсохнет. Джун положила

голову ему на колени. Он прикрыл ей глаза от солнца.

-- Нужна картина происшествия.-- Полицейский в залоснившихся брюках сел

на корточки рядом с Герцогом. С толстой выпирающей ляжки у него свисал

собственный пистолет. Его бурая рукоятка с насечкой и патронташ не имели

ничего общего с большим, нескладным револьвером папы Герцога.-- Не вижу

документов на эту машину.

Машина была разбита спереди и сзади, капот зевал, как вскрытая мидия.

Двигатель вряд ли пострадал, поскольку не тек.

-- Я взял напрокат. В аэропорту О'Хэар. Документы в бардачке,-- сказал

Герцог.

-- Будем составлять протокол.-- Полицейский раскрыл папку и желтым

карандашом стал заполнять бланк на толстой бумаге.-- Со стоянки с какой

скоростью ехал?

-- Еле полз. Пять, восемь миль в час. Я же только приглядывался.

-- А этот парень как ехал -- не видел?

-- Нет. Наверно, его скрывал поворот. Не знаю. Только когда я занял

полосу, он уже сидел у меня на бампере.-- Он наклонился, стараясь, переменив

позу, уменьшить боль в боку. Умом он решил не придавать ей значения.

Погладил Джун по щеке.-- Хоть она не пострадала,-- сказал он.

-- Я ее вынул через заднее окно. Дверь заклинило. Я поглядел девочку. С

ней все в порядке.-- Усатый негр нахмурился, как бы давая понять, что с

человеком, у которого находят заряженный револьвер, он вообще не обязан

объясняться. Ведь не дорожное происшествие, а зачем хранил этот нелепый

седельный пистолет с двумя пулями будет ему главным обвинением.

-- Я бы пустил себе пулю в лоб, случись с ней что-нибудь. Сидевшему на

корточках полицейскому, судя по его молчанию, не

было никакого дела до того, что мог натворить Герцог. Тот, конечно, от

большого ума сказал, что револьвер можно применить -- пусть даже против

самого себя. Но он еще был немного дурной, не в себе, подбитый, как ему

представлялось, после нескольких дней дикого штопора; кошмаром, полным

безумием было это вынужденное приземление. Еще кружилась голова. Надо

прекращать этот идиотизм, иначе все будет только хуже. Он примчался защитить

дочь -- и едва не убил ее. Явился перебороть влияние Герсбаха, показать, что

такое настоящий мужчина, отец и прочее -- а сам не придумал ничего лучше,

как врезаться в столб. Да еще ребенок видел, как его тащили,

бесчувственного, на голове кровь, из кармана валятся револьвер и рубли. По

слабости или болезни душевной он ходил всю жизнь с повинной головой

(впрочем, и возносимой горделиво), только этот способ сохранять равновесие

-- гироскоп Герцога -- дальше не годился. Похоже, этому пришел конец.

Одетый в зеленую куртку водитель грузовичка излагал свою версию

происшедшего. Мозес попытался разобрать слово, желтыми нитками вышитое у

того над карманом. Газовщик? Так и не разобрал. Разумеется, тот валил всю

вину на него. С большой находчивостью, вдохновенно. Происшествие

запутывалось на глазах. Великая вещь -- самооправдание, думал Герцог. Какие

способности выявляет она в смертных, будь у них даже самый красный нос. Рябь

на голом черепе этого малого и морщины на лбу не согласовывались. Можно было

восстановить былую линию волос. Кое-что еще оставалось.

-- Он выскочил прямо передо мной. Ни сигналов -- ничего. Почему вы его

на алкоголь не проверяете? Вождение в нетрезвом состоянии.

-- Спокойно, Харолд,-- сказал негр постарше.-- Какая у тебя была

скорость?

-- Да какая там скорость! Ниже допустимой.

-- Профессионалы любят создавать проблемы частникам,-- сказал Герцог.

-- Сперва он выехал вперед, потом тормознул.

-- Вмазал ты ему здорово. Значит, давил на него.

-- Верно. Сдается мне...-- Резиновым наконечником карандаша старший

полицейский дважды, трижды, пять раз ткнул в сторону нарушителя, прежде чем

продолжил фразу; он учил уважать дорогу (по которой, чудилось Герцогу,

несется многоцветное и сверкающее стадо свиней Гадаринских (Имеется в виду

эпизод исцеления Христом бесноватого. (Евангелие от Луки, 8, 26--33)), спеша

к своей крутизне).-- Сдается, ты напирал на него, Харолд. Он не мог

перестроиться и решил сбросить скорость и пропустить тебя. Тормознул резко

-- и тут ты ему дал. У тебя, смотрю, уже есть две отметки нарушений.

-- Верно, и поэтому я был сверхосторожен.

Моли Бога, чтобы гнев не спалил твой череп, Харолд. Он у него

неприлично красного цвета и рифленый, как собачье небо.

-- Сдается мне, не наседай ты на него, ты бы его так сильно не ткнул.

Тебе надо было принять влево и обойти. Выписываю повестку в суд, Харолд.

И добавил -- уже Мозесу: -- А тебя я заберу. Надо заводить дело.

-- Из-за этой пукалки?

-- Заряжен...

-- Чушь какая-то. Судимостей у меня нет, дел за мной никаких. Они

ждали, когда он поднимется. Востроносый шофер грузовичка

свел рыжие брови, и под его пылающе-яростным взглядом Герцог встал и

взял на руки дочь. Когда он поднимал ее, с головы упала заколка. Волосы --

уже совсем длинные -- рассыпались. Снова нагибаться и искать черепаховую

скрепку он уже не мог. Дверь патрульной машины, ставшей на откосе,

приглашающе распахнулась. Теперь он доподлинно узнает, каково быть

арестантом. Никого не ограбили, никто не умер. И все равно гнетущая,

смертная тень накрыла его.-- И поделом тебе, Герцог,-- сказал он себе. Без

самобичевания он не мог обойтись. Что бы он там ни собирался с ним делать

вчера, но сегодня этот большой никелированный револьвер, конечно, надо было

оставить у Асфалтера под диваном -- в дорожной сумке. Когда он утром надел

куртку и ощутил неудобный комок на груди, еще была возможность прекратить

донкихотство. Потому что какой из него Дон Кихот? Всякий Дон Кихот подражает

высоким образцам. А каким подражал он? Всякий Дон Кихот -- христианин, а

Мозес Е. Герцог не был христианином. Он жил в постдонкихотских,

посткоперниковских Соединенных Штатах, где свободно витающий в пространстве

рассудок обнаруживал связи, какие и не грезились человеку семнадцатого

столетия, закупоренному в своей компактной вселенной. Лишь на девять десятых

своего существа -- они брели по траве на свет синей мигалки -- он совпадал с

теми, кто были прежде. Он взял револьвер (имея тянущую к себе, неясную

цель), поскольку был сыном своего отца. Он был почти уверен в том, что Джона

Герцог, боявшийся полиции, фининспектора, хулиганов, без этих врагов уже не

мог шагу ступить. Он откармливал свои страхи и тем провоцировал врагов.

(Страх: взять револьвер? Ужас: а если погублю себя?) Прежние Герцоги, уйдя в

свои псалмы, талесы и бороды, и не прикоснулись бы к револьверу. Насилие для

гоя. Но те Герцоги вымерли, сгинули, перевелись. Джона за доллар купил

револьвер, а Мозес, решив: "Да черт с ним!" -- застегнул куртку и спустился

к машине.

-- А как быть с машиной? -- спросил он полицейских. И остановился. Но

те подтолкнули его, сказав: -- Не беспокойся. Присмотрим.

Он увидел подъезжавший тягач с краном. И у того на кабине сверкала

синяя мигалка.

-- Слушайте, -- сказал он, -- мне нужно вернуть ребенка домой.

-- Домой она попадет. С ней нет проблем.

-- Но я должен привести ее в четыре.

-- У тебя почти два часа.

-- А вдруг я не освобожусь через час? Я буду вам очень признателен,

если вы дадите мне сначала разобраться с ней.

- Шагай, шагай, Мозес... -- Не разжалобясь, старший патрульный повел

его дальше.

-- Она не ела.

-- Ты о себе подумай...

-- Давай-давай.

Он пожал плечами и, скомкав испачканный галстук, бросил его на обочину.

Ссадина ерундовая, кровь перестала. Он поднял Джун в машину, сам сел на

раскаленный синий пластик, а ее взял на колени. Может, случай представил

тебе реальность, которой ты, на свой честный лад, домогался, Герцог? Обычная

жизнь -- на дне со всеми? Сам ты не мог решить, какая реальность -- реальна?

Как всякое рациональное суждение, скажет тебе любой философ, это поверяется

общим опытом.

Хотя вот такое дознание порочно. Зато человечно. Ты сжигаешь дом, чтобы

зажарить свинью. Человечество всегда зажаривало свиней именно таким образом.

Он объяснил Джун: -- Мы немного прокатимся, миленькая. -- Она без слов

кивнула. Слезы высохли, личико затуманилось, и это было страшнее всего. Это

мучило его. Надрывало сердце. Мало ей Маделин и Герсбаха -- так сваливается

еще он со своим слепым обожанием, лезет с объятьями, поцелуями, перископами

и растрепанными чувствами. Потом истекает на ее глазах кровью. Он прижал

пальцами защипавшие глаза. Грохнула дверь. Мотор смачно фыркнул и заработал

ровно, потянуло сухим воздухом летнего настоя, сдобренным вонью. Его сразу

затошнило. Съехали с озерной набережной, и открыл он глаза уже на желтое

уродство 22-й улицы. Лето в Чикаго -- это проклятье! Он дышал горячей вонью

химикалий и чернил с фабрики Доннелли.

Она смотрела, как полицейские шарят у него в карманах. В ее возрасте он

все видел очень отчетливо. Все тогда делилось на красивое и безобразное. Во

всю жизнь не отмыться от крови и смрада. Интересно, будет ли она помнить так

же остро. Как он помнил убой цыплят, истошное кудахтанье кур, когда их тащат

из сетчатых курятников, как помнил помет, опилки, духоту и мускусный запах,

как помнил птиц, с надрезанным горлом и мотавшейся головой истекавших кровью

в жестяные лотки, и сновали, сновали, сучили по металлическому щиту их

когтистые лапы. Да, на Рой-стрит и было это, бок о бок с китайской

прачечной, где хлопали на ветру ярко-красные лоскуты с черными иероглифами.

А от прачечной недалеко переулочек -- у Герцога заколотило сердце, его

бросило в жар, -- где паскудным летним вечером на него напал мужчина.

Подойдя сзади, он зажал ему рот рукой. И что-то шипел в ухо, спуская с него

штаны. У него были сгнившие зубы и колюче-заросшее лицо. И ходила между

referat-po-literature-po-teme-mifologiya-drevnego-egipta.html
referat-po-literature-tema-zhenskie-harakteri-v-tvorchestve-i-s-turgeneva.html
referat-po-m-h-k-na-primere-grupp.html
referat-po-matematike-na-temu-osnovnie-metodi-resheniya-sistem-nelinejnih-uravnenij-s-dvumya-peremennimi.html
referat-po-matematike-na-temu-starinnie-meri-dlini-i-vesa.html
referat-po-matematike.html
  • lesson.bystrickaya.ru/prefiksaciya-v-medicinskoj-terminologii-m-b-musohranova-k-ped-n-docent-zav-kafedroj-inostrannih-yazikov-omskoj.html
  • holiday.bystrickaya.ru/normativnie-akti-i-materiali-sudebnoj-praktiki-tema-grazhdane-fizicheskie-lica-kak-subekti-grazhdanskih-pravootnoshenij.html
  • bukva.bystrickaya.ru/mezhdunarodnie-strategicheskie-alyansi-i-mehanizmi-ih-organizacii-chast-2.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-35-stil-v-literaturnom-proizvedenii-1-poetika-10-tema-slovesno-hudozhestvennoe-tvorchestvo-kak-nauchnaya-problema.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/monitoring-kachestva-znanij-uch-sya-4-klassov-2010-1011.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sergej-pavlovich-n-i-sergeev-v-v-mungalova-oprincipah-vzaimodejstviya-uralskogo-territorialnogo-upravleniya.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebnik-trete-izdanie-stranica-13.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/7-voprosi-dlya-podgotovki-k-zachetu-odobreno-uchebno-metodicheskim-sovetom-yuridicheskogo-fakulteta-arbitrazhnij-process.html
  • thescience.bystrickaya.ru/issledovanie-nuzhd-specialistov-zanimayushihsya-konsultirovaniem.html
  • predmet.bystrickaya.ru/skazka-o-kartine.html
  • institut.bystrickaya.ru/termodinamicheskij-i-kineticheskij-podhod-k-opisaniyu-gomel-19-20-aprelya-2012-goda-osnovan-v-2009-godu-vipusk-4.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskaya-karta-obrazovatelnij-standart-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-altgtu-vveden.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-podgotovki-i-provedeniya-edinogo-gosudarstvennogo-ekzamena-v-krasnodarskom-krae-v-2011-godu-.html
  • college.bystrickaya.ru/3-chetvert-tema-urokaetap-proektnoj-ili-issledovatelskoj-deyatelnosti.html
  • lecture.bystrickaya.ru/badarlamasi-18-09-2013-baspa-1-tehnikali-pajdalanu-erezheler-pnnen-ou-dstemelk-keshen.html
  • books.bystrickaya.ru/chast-tretya-bratskij-partizanskij-kraj-kniga-voennogo-istorika-vladimira-spiridenkova-vpervie-dostoverno-vosstanavlivaet.html
  • education.bystrickaya.ru/1-obshie-polozheniya-instrukciya-dlya-uchastnika-razmesheniya-zakaza-putem-zaprosa-kotirovok-prilozhenie-1-5.html
  • spur.bystrickaya.ru/lot-1-postavka-medicinskogo-oborudovaniya-dlya-osnasheniya-lechebno-diagnosticheskih-otdelenij-centralnogo-voennogo-gospitalya-fgmu-medicinskij-centr-pri-specstroe-rossii.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-9-zhelezo-i-stal-iligefest-sred-chertovih-melnic-kak-zadavat-trudnie-voprosi-chast-i.html
  • tasks.bystrickaya.ru/38-upravlenie-operativnoj-pamyatyu-svoping-1-osnovnie-ponyatiya-operacionnaya-sistema-process-potok-mnogozadachnost.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-setevaya-ekonomika-kod-i-nazvanie-disciplini-po-uchebnomu-planu-specialnosti.html
  • urok.bystrickaya.ru/privatne-akconerne-tovaristvo-kompanya-voyazh-servs.html
  • shkola.bystrickaya.ru/razdel-3-svedeniya-o-denezhnih-sredstvah-nahodyashihsya-na-schetah-v-bankah-i-inih-kreditnih-organizaciyah.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vliyanie-na-process-socializacii-deviantnih-podrostkov-v-ramkah-psihologicheskoj-podderzhki-v-usloviyah-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sistema-besperebojnogo-elektrosnabzheniya-obshie-polozheniya.html
  • urok.bystrickaya.ru/proektirovanie-kotelnoj-maloj-moshnosti.html
  • reading.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-1-variant-1-polzuyas-sredstvami-vba-sozdat-formu-dlya-vvoda-dannih-v-tablicu-excel-zagolovok-i-struktura-tablici-formiruyutsya-iz-formi.html
  • bukva.bystrickaya.ru/osobennosti-zhurnalistskogo-processa-v-seti-internet-na-opite-ssha.html
  • turn.bystrickaya.ru/polozhenie-o-dekane-fakulteta.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravila-7-klass-25-ne-s-polnimi-prichastiyami-pishetsya-razdelno.html
  • composition.bystrickaya.ru/originalnoe-nazvanie-the-marriage-stone.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5-kontrolnaya-rabota-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-upravlenie-kachestvom.html
  • books.bystrickaya.ru/bileti-po-biologii-11-klass.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/47-avtorskoe-pravo-na-sluzhebnoe-proizvedenie-zashita-prav-intellektualnoj-sobstvennosti-problemi-i-puti-resheniya.html
  • literature.bystrickaya.ru/chast-naborov-dlya-chistki-prodavaemih-mnogimi-kompyuternimi-fir-planovoe-profilakticheskoe-obsluzhivanie.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.