.RU

Семантика термина с когнитивных позиций


СЕМАНТИКА ТЕРМИНА С КОГНИТИВНЫХ ПОЗИЦИЙ

Дроздова Т.В.

ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный технический университет»

drozdova@astu.org


Рассматривая особенности когнитивного подхода к термину и анализу его семантики нельзя не отметить, что в поле зрения когнитивной лингвистики проблема значения терминологических единиц оказалась относительно недавно (см., например, [Володина 2000], [Манерко 2000] [Новодранова 2000] и др.), хотя должна была бы привлечь внимание исследователей значительно раньше, поскольку основной целью этого направления лингвистики является изучение роли языка «в репрезентации (кодировании) и трансформировании информации» [Кубрякова и др. 1996, 53]. А ведь никакую другую единицу кроме термина не позиционируют как интенционально используемую с целью представления, хранения и трансляции знания/информации. Естественно, при этом подчеркивается, что термин связан с особым типом знания – научным или специальным, которое мы предпочитаем обозначать как «экспертное знание».

Именно эта особенность термина породила множество дискуссий относительно его искусственной или естественной природы, возможности включения терминов в словарный состав национальных языков и наличия или отсутствия у терминов значения, аналогичного лексическому значению общеупотребительной лексики. Оставляя в стороне подробный анализ дискуссионных вопросов, отметим, что хотя представители традиционной лингвистики уделяли определенное внимание семантике термина, все же наиболее детальное освещение этот аспект языкового знака получил в терминоведении.

Давая историческую ретроспективу становления и развития данного направления языкознания, В.А.Татаринов, например, указывает, что его представители установили наличие у такого языкового знака особого типа значения – терминологического, которое, по сути, представляет собой определение (дефиницию) понятия, выступающего денотатом/референтом термина, и меняется под влиянием экстралингвистических факторов. У термина признают наличие и языкового значения, которое характеризует этот знак исходя из выявляемых аспектов/типов лексического значения, и может быть установлено при анализе внутренней формы языковой единицы. Семантика термина, как отмечает указанный автор, исследовалась в основном на основе анализа словарных дефиниций, сравнение которых с употреблением терминов в специальных текстах в последующем показало, что в лексикографических источниках термин не может представить весь объем содержания понятия, репрезентируя лишь его «ядро» - интегральные и дифференциальные признаки. В целом же, анализ семантики термина в рамках терминоведения сводился к логико-понятийному анализу дефиниции термина и рассмотрению системы значений упорядоченных терминологий, а также к описанию типов дефиниций, вводимых терминами [Татринов 2006, 15-16; 168-171].

Итоги этих исследований и отдельные наблюдения за единицами, определяемыми как терминологические, послужили основанием обращения к семантике термина в работах когнитивного направления, которые, в отличие от работ до-когнитивного периода, поставили целью рассмотреть связь семантики термина с результатами научной концептуализации и категоризации мира, с ментальными единицами и структурами хранения экспертного знания, а также под иным углом зрения охарактеризовать порождение и функционирование лексических единиц в специальных дискурсах, обеспечивающее систематизацию и полноценное представление экспертной информации с учетом взаимодействия лингвистического и экстралингвистического типов знания.

Прежде, чем рассмотреть возможности использования методов когнитивного анализа для изучения семантики термина, оговорим, что с учетом идей, высказанных в ряде классических и современных работ, посвященных терминологической лексике (ср. [Винокур (1939), 1994], [Реформатский 1967], [Шелов 1993], [Манерко 2000], [Голованова 2003], [Зяблова 2004], [Новодранова, 2006], [Лейчик 2010] и др.) и в трудах по когнитивной лингвистике ([Langacker 1987] [Кубрякова 2000, 2009], [Болдырев 2001, 2007] и др.), мы предлагаем рассматривать термины как релятивную прототипическую когнитивно-функциональную категорию лексических единиц [Дроздова 2010]. Члены этой категории характеризуются комплексной функцией, которая включает:

- именование научного/специального понятия какой-либо области (домена) науки или иного вида экспертной деятельности;

- эксплицитную (через дефиницию) или имплицитную (через словоупотребление в высказывании или тексте) репрезентацию его содержания;

- участие в построении дефиниций других понятий этого же домена, образующих соответствующую концептосферу, т.е. в организации и систематизации экспертных знаний;

- способность объединяться в терминоситемы с другими знаками языка и в совокупности с ними объективировать ментальные единицы и структуры хранения экспертного знания, т.е. соотноситься с определенным когнитивным контекстом.

Эта комплексная функция в полной мере реализуется при условии взаимодействия экстралингвистического (т.е. использования в соответствующей области дискурса) и лингвистического (т.е. наличия синтагматической и/или когерентной связи с другими терминами этой же сферы в высказывании или тексте) контекстов, когда термин безусловно реферирует к базе экспертного знания и когнитивным форматам его хранения и максимально выполняет свое прагматическое предназначение.

Из приведенного определения следует, что когнитивный подход к семантике термина предполагает установление связи между ментальной единицей и репрезентирующим ее языковым знаком, т.е. анализ семантики термина, а точнее его дефиниции как содержания стоящего за термином понятия с тем, чтобы определить, какие смыслы в результате концептуализации оказались «схвачены» языковыми знаками (Е.С.Кубрякова) и/или позволили подвести репрезентируемое понятие под определенную категорию, включить в какую-либо иную ментальную структуру. В последнем случае необходимо обращение к элементами более сложных когнитивных структур хранения экспертного знания (концепту в родовом понимании [Кубрякова 2002; Кубрякова, Дроздова 2007], концептуальной системе [Павиленис 1983], когнитивным моделями [Лакофф 1988] и т.п.).

Иными словами, первоначально следует, опираясь на сформировавшуюся у экспертного сообщества базу знаний, восстановить, «реконструировать», определить сами эти сложные когнитивные структуры и модели, поскольку лишь при этом условии будет возможным определить, какие смыслы из тех, что зафиксированы этими структурами, репрезентирует семантика анализируемой единицы, каков объем вербализованного знания, или содержания понятия.

Концептуальный анализ также может содействовать пониманию того, каким образом были получены знания, позволившие сформировать содержание понятия, и отражаются ли концептуальные основания категоризации и концептуализации реального или воображаемого мира во внутренней форме языкового знака-термина.

Используя приемы концептуального анализа для изучения семантики отдельной терминологической единицы, взятой из лексикографического источника, или же представленной в совокупности с дефиницией (или описанием) понятия в научном тексте, лингвисты, конечно, как справедливо замечено [Суперанская и др. 1989, 84], не могут оценить или осознать научной сути, глубины/ полноты и точности представленного содержания понятия, исключая собственную терминологию. Мы полагаем, тем не менее, что благодаря общей базе знаний, полученной в системе образования, изучению специальной литературы в той области науки, терминологией которой занимается лингвист, а также основываясь на стандартных процедурах научного познания, все же вполне возможно определить, какие смыслы и на каких уровнях абстракции репрезентирует семантика термина.

Рассматривая значение термина как тождественное его дефиниции, мы предлагаем говорить о нем как о концептуальном содержании языковой единицы, которое зафиксировано в специализированных лексикографических источниках, но может получать дополнительное развитие/раскрытие в научном дискурсе, включая научные тексты, и которое отражает познавательный опыт, сформировавшуюся на определенный момент времени в отдельном сообществе специалистов базу знания, предлагаемые к обсуждению мнения. Заметим, что значение термина определенной терминосистемы уже изначально «привязано» к конкретной «ситуации», когнитивному контексту. Выявляемые же в результате концептуального анализа базовые понятия, формирующие содержание репрезентируемого денотата, представляют собой его концептуальные характеристики или признаки [Дроздова 2003, 145-146].

Восстановив, например, когнитивную структуру такой науки как экономическая теория (economics), можно установить, что она включает следующие концепты/понятия: «законы», «экономическая система (народное хозяйство)» как область действия этих законов, которая, в свою очередь, включает концепты «производство» и «потребление», раскрывающиеся через такие более частные понятия как «факторы производства», «продукт производства», «субъекты экономической деятельности», «потребности», «распределение» и др. (см.[Hyman 1992]). Анализ дефиниции термина в лексикографическом источнике показывает, что эти составляющие когнитивной структуры представлены в ней вербальными единицами на различных уровнях абстракции или категоризации; при этом эксплицированными оказываются не все потенциально возможные концептуальные признаки данного понятия:

economics ECON the study of the natural laws governing the production, distribution and consumption of wealth. It examines and explains that part of Man’s social and personal behaviour that is directed towards the satisfaction of his wants [Adam 1993, 171].

Так, в приведенной дефиниции представлены следующие концептуальные признаки, связанные с данным понятием в экспертной области экономики: «законы» (laws) «производство» (production), «потребление» (consumption), «распределение» (distribution), «субъект экономической деятельности» (Man), «продукт производства» (wealth) «потребности» (wants). Эти признаки, в свою очередь, имплицируют остальные, не вошедшие в дефиницию понятия, например, такие как «факторы производства» и др.

Процесс концептуализации может профилировать и иные свойства, сопутствующие концептуальным признакам-понятиям, такие как атрибутивные (зд. natural), релятивные, характеризующие связи/отношения понятий в концептосфере экспертной области (зд. social), функциональные (зд. governing) и даже аксиологические, репрезентирующие рациональную оценку определенных аспектов понятия. В целом, типология признаков, формирующих концептуальное содержание денотата, может быть представлена через обозначения, близкие понятию «семантические примитивы» у А.Вежбицкой [Вежбицка 1996], а в качестве таких имен-«примитивов» в отдельных областях науки могут выступать итерминологические единицы, в особенности такие, которые обозначают конструируемые в результате научного осмысления реальной или воображаемой действительности признаки (см. выше: consumption, wealth, wants, etc.).

Содержание понятия может быть представлено и как структурно-упорядоченное, соотносящееся с таким форматом хранения знания как фрейм. Метод фреймового анализа, устанавливающий иерархическую упорядоченность концептуальных признаков, которые образуют отдельные слоты, соотносящиеся с ядром-именем понятия, обеспечивает возможность наглядного представления ментальной структуры, к которой реферирует семантика конкретного термина. Приведенная выше дефиниция, реферирующая к фрейму «Economics», репрезентирует, как можно судить на основе ее анализа, не все слоты данного фрейма.

Напомним, что фреймовые структуры могут использоваться и для наглядного представления иерархически организованных категорий, а также с целью отражения парадигматических связей терминов в рамках определенной терминосистемы.

Подтверждая факт соотнесенности семантики термина с форматами хранения экспертного знания различной конфигурации и сложности, можно указать и на то, что в содержании рассматриваемой дефиниции «развернуты» и пропозициональные структуры. Одна из них, например, характеризует репрезентируемое понятие с точки зрения его основной функции (economics studies the natural laws), а другая представляет знание о связи отдельных концептуальных признаков/понятий, формирующих содержание экономической науки (Man’s behaviour satisfies his wants).

В то же время, используемые в формулировке/тексте дефиниции понятия терминологические единицы репрезентируют не только экстралингвистическое экспертное знание, но и определенные элементы языкового знания. В первую очередь, это знание о существовании особого типа семантического, или точнее – тематического, поля, каковым является отраслевая терминосистема, и о более частных парадигматических типах отношений терминологических единиц внутри нее: гиперо-гипонимических (например: economics – macroeconomics and microeconomics), синонимических, антонимических и др., которые, будучи в обусловлены экстралингвистическим знанием, тем не менее, отражают и собственно лингвистическое знание. Языковое знание включает и знание о деривационном потенциале терминов, позволяющем создавать новые единицы, в семантике которых отражается знание о различных связях концептов/понятий в концептуальной структуре, или же о связях различных когнитивных структур, раскрываются более точные характеристики денотатов. Такие языковые знаки через свои значения могут описывать создаваемые новые понятия или уточнять знание об уже существующих (economic law, economic model, etc.).

Безусловно, достаточно большое количество терминов – это единицы первообразные, холистические, однако еще больше языковых знаков, используемых как имена специальных понятий, представляют собой дериваты и несколькословные номинативные комплексы. Таким образом, сама материальная экспонента термина одновременно может сигнализировать о мотивирующих основаниях создания производного языкового знака используемой словообразовательной модели (agricultural economics), и, через внутреннюю форму, сигнализировать о способе получения экспертного знания, определения концептуальных признаков, составляющих содержание обозначаемого термином понятия (applied economics, global economics).

Нередко мотивирующим при создании терминологической единицы оказывается второстепенный для экспертов признак, характеризующий скорее обыденное, а не экспертное знание (wasteful consumption). Такое явление, с одной стороны, свидетельствует о существующей связи между двумя типами познания, а с другой подтверждает, что когнитивные структуры – это структуры сложные, хранящие множество разных сведений. В этом случае, как точно замечает Н.Н.Болдырев, сложно определить ту грань, «за которой кончается языковое знание (знание языкового значения) и начинается общее, энциклопедическое знание, не связанное с языковым значением» [Болдырев 2001, 35].

В завершение хотелось бы обратить внимание и на тот факт, что одни и те же фрагменты реального или воображаемого мира по-разному концептуализируются и категоризуются в обыденном и в научном познании, но полученное знание достаточно часто подводится под один и тот же знак, который в разных дискурсах профилирует разные смыслы, разные типы знания (например, слова money, competition и т.п. в обыденном и экономическом дискурсах). Что это за смыслы, выясняется, как говорилось ранее, не только в общем контексте дискурса, связанном с его экстралингвистической и тематической заданностью, но и на основе анализа лингвистического контекста, когда семантика единиц, объединенных в синтагме или тексте, позволяет интерпретировать репрезентируемый языковым знаком смысл соответствующим образом: как относящийся либо к экспертному, либо к обыденному типу знания. В совокупности оба эти типа составляют энциклопедическое знание, доступ к которому можно, по-видимому, получить через семантику такого языкового знака, или его содержание, если знак характеризуется как полисемантичный.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Болдырев, Н.Н. Концепт и значение слова / Н.Н. Болдырев // Методологические проблемы когнитивной лингвистики: научное издание - Воронеж: Воронежский гос ун-т, 2001. - С. 25-36.

  2. Болдырев, Н.Н. Прототипы в языковой репрезентации знаний / Н.Н. Болдырев // Проблемы представления (репрезентации) в языке. Типы и форматы знаний: Сб. науч. Трудов. М.-Калуга: ИП Кошелев А.Б. (Издательство «Эйдос»), 2007. С.29-37.

  3. Вежбицка, А. Язык. Культура. Познание. / А. Вежбицка; М., 1996.

  4. Винокур, Г.О. О некоторых явлениях словообразования в русской технической терминологии / Г.О. Винокур // В.А. Татаринов. История отечественного терминоведения. Классики терминоведения: очерк и хрестоматия. – М.: Изд-во Московский лицей, 1994. С. 218 – 283.

  5. Володина, М.Н. Когнитивно-информативная природа термина (на материале терминологии средств массовой информации) / М.Н.Володина; М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000. 128 с.

  6. Голованова, Е.И. Теоретические аспекты интерпретации термина как языкового знака / Е.И. Голованова // Лексикология. Терминоведение. Стилистика: Сб. научн. тр. М.-Рязань, 2003. 188с.

  7. Дроздова Т.В. Проблемы понимания научного текста: Моногр. / Т.В.Дроздова; Астрахань: Изд-во АГТУ, 2003. 224 с.

  8. Дроздова Т.В. Концепты как основа ключевых понятий в терминологии / Т.В.Дроздова // Концептуальный анализ языка: современные направления исследования: сб. науч. тр. М.-Калуга: ИП Кошелев А.Б. (Издательство «Эйдос»), 2007. С. 139-148.

  9. Дроздова, Т.В. О когнитивно-функциональных основаниях категоризации лексических единиц / Т.В.Дроздова // Когнитивные исследования языка. Вып. VII. Типы категорий в языке: сб. науч. тр. М.- Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2010. С. 171-180.

  10. Зяблова, О.А. К пониманию природы термина с когнитивной точки зрения / О.А.Зяблова // Вопросы когнитивной лингвистики. 2004. № 2-3. С. 41 – 46.

  11. Кубрякова, Е.С. Традиционные проблемы языкознания в свете новых парадигм знания / Е.С. Кубрякова // Вступление. Материалы круглого стола. М.: Ин-т языкознания РАН, 2000. С. 3-10.

  12. Кубрякова, Е.С. О современном понимании термина «концепт» в лингвистике и культурологии / Е.С. Кубрякова // Реальность, язык и сознание: Международн. межвуз. сб. науч.тр. Вып.2. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р.Державина, 2002. – С. 5 – 15.

  13. Кубрякова, Е.С. В поисках сущности языка / Е.С.Кубрякова // Вопросы когнитивной лингвистики. 2009. № 1. С. 5-12.

  14. Кубрякова, Е.С., Дроздова, Т.В. Ключевые понятия науки с когнитивной точки зрения / Е.С.Кубрякова, Т.В.Дроздова // Когнитивная лингвистика: Новые проблемы познания: сб. науч. тр. М.-Рязань: Изд-во Рязанского гос. ун-та им. С.А.Есенина, 2007. Вып.5. С. 8 – 13.

  15. Лакофф, Дж. Мышление в зеркале классификаторов / Дж. Лакофф // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.23. Когнитивные аспекты языка. М.: Прогресс, 1988. С. 12 – 51.

  16. Лейчик, В.М. Когнитивное терминоведение – пятый этап развития терминоведения как ведущей научной дисциплины рубежа XX-XXI веков / В.М. Лейчик // Когнитивная лингвистика: новые проблемы познания. М. – Рязань: Рязанск. Гос.пед.ун-т им. С.А.Есенина. 2007. С. 121 – 132.

  17. Манерко, Л.А. Язык современной техники: ядро и периферия: моногр. / Л.А.Манерко; Рязань: Рязанск. Гос.пед.ун-т им. С.А.Есенина, 2000. 140 с.

  18. Новодранова, В.Ф. Когнитивные науки и терминология / В.Ф.Новодранова // Научно-техническая терминология: Научно-технический реферативный сб. М.: Изд-во ВНИИКИ, 2000. Вып. 2. С. 68-70.

  19. Новодранова, В.Ф. Когнитивное терминоведение / В.Ф. Новодранова // Общее терминоведение: энциклопедический словарь. М.: Московский лицей, 2006. С. 82 – 84.

  20. Павиленис Р.И. Проблема смысла. Современный логико-философский анализ языка / Р.И. Павиленис; М.: Мысль, 1983. 286 с.

  21. Реформатский А.А. Термин как член лексической системы языка / А.А. Реформатский // Проблемы структурной лингвистики 1967. М.: Наука, 1968. С. 103 – 129.

  22. Суперанская А.В., Подольская Н. В., Васильева Н. В. Общая терминология: Вопросы теории / А.В.Суперанская, Н.В.Подольская, Н.В.Васильева; М.: Наука, 1989. 246 с.

  23. Татаринов В.А. Общее терминоведение: энциклопедический словарь / В.А.Татаринов; Российское терминологическое общество Росс Терм. М.: Московский лицей, 2006. 528 с.

  24. Шелов С.Д. Внеязыковая детерминированность терминологических систем / С.Д.Шелов // Терминоведение. Т.35. М.: Московский лицей, 1993. Вып 3. С. 14-24.

  25. Adam, J.H. Longman Dictionary of Business English. / J.H.Adam. Moscow: RELOD, 1993. 492p.

  26. Hyman, D.N. Economics / D.N. Hyman. Boston MA: IRWIN, 1992. 1040р.

  27. Langacker, R. Foundations of Cognitive Grammar. Vol.1. Theoretical Prerequesites. Stanford: Stanford University Press, 1987. 516 p.



АННОТАЦИЯ

Доклад посвящен использованию методов когнитивного анализа для выявления связи семантики термина с концептуальными структурами хранения экспертного знания.

Ключевые слова: термин, дефиниция, понятие, концептуальная структура, когнитивный анализ.


ABSTRACT

The cognitive analysis application to establishing correlation between mental structures and term semantics is discussed in the paper.

Key words: term, definition, concept, mental structures, cognitive analysis.

ritualnij-smeh-v-folklore-po-povodu-skazki-o-carevne-nesmeyane-propp-v-problemi-komizma-i-smeha-ritualnij.html
rizhaya-vechernica.html
rizhikov-makeev-i-glushakov-vizvani-v-sbornuyu-propaganda-sporta-i-realizaciya-federalnoj-celevoj-programmi-razvitie.html
rizhskij-bunt.html
rizhskij-vestnik-v-l-durov-dressirovka-zhivotnih.html
rk-02-oblast-primeneniya-i-ukazaniya-po-rabote-s-dokumentami-smk-rukovodstvo-po-kachestvu-rk-01-sokrasheniya-oboznacheniya.html
  • university.bystrickaya.ru/f-engels-po-i-rejn-napisano-f-engelsom-v-konce-fevralya-stranica-2.html
  • textbook.bystrickaya.ru/gusakova-ep-uchitel-nachalnih-klassov-associaciya-gimnazij-sankt-peterburga-vospitatelnie-podhodi-i-sistemi.html
  • crib.bystrickaya.ru/hudozhestvenno-esteticheskoe-obrazovanie-v-severo-vostochnom-uchebnom-okruge-goroda-moskvi-otmecheno-yarkimi-dostizheniyami-v-ih-chisle-rezultati-eksperimentalnoj-i-i-stranica-8.html
  • letter.bystrickaya.ru/norma-prava-chast-2.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/krishna-yantra-upanishadi-jogi-i-tantri.html
  • report.bystrickaya.ru/instrukciya-po-vvodu-informacionnih-kart-niokr.html
  • grade.bystrickaya.ru/novosti-iz-regionov.html
  • diploma.bystrickaya.ru/zelyonaya-kosa.html
  • grade.bystrickaya.ru/multimedijnie-tehnologii-dlya-ukrepleniya-nezavisimosti-smi-i-professionalnih-standartov-zhurnalistov.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/bankovskaya-sistema-chast-2.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/logika-umozaklyucheniya-chast-3.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnih-ispitanij-v-fgou-spo-leningradskij-tehnicheskij-kolledzh-po-russkomu-yaziku-dlya-postupayushih-na-baze-srednego-polnogo.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-sredstva-vosstanovleniya-sportivnoj-rabotosposobnosti.html
  • tests.bystrickaya.ru/medali-za-zaslugi-v-upravlencheskoj-deyatelnosti-iii-stepeni-udostoilsya-ministr-vnutrennih-del-tatarstana-asgat-safarov.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/administrativnoe-pravo-respubliki-kazahstan-chast-5.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kalendarnij-plan-laboratornih-rabot-po-kursu-analiticheskaya-himiya-dlya-studentov-specialnosti-farmaciya.html
  • university.bystrickaya.ru/fizika-plazmi.html
  • testyi.bystrickaya.ru/b3dv41-ekologicheskaya-genetika-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-napravlenie-022000-62-ekologiya-i-prirodopolzovanie.html
  • klass.bystrickaya.ru/a-a-leontev-predsedatel-d-a-leontev-v-v-petuhov-yu-k-strelkov-a-sh-thostov-i-b-hanina-a-g-shmelev.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/xv4-invazivnie-chuzherodnie-vidi-doklad-o-rabote-pyatnadcatogo-soveshaniya-vspomogatelnogo-organa-po-nauchnim-tehnicheskim.html
  • predmet.bystrickaya.ru/ria-novosti-06072012-monitoring-smi-modernizaciya-professionalnogo-obrazovaniya-2-8-iyulya-2012-.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/minsport-i-tatarstan-podpisali-pervoe-v-rf-strategicheskoe-soglashenie-v-oblasti-razvitiya-fizkulturi-i-sporta.html
  • credit.bystrickaya.ru/osnovnie-tehniko-ekonomicheskie-pokazateli-za-2006-2008gg-ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-izhstal.html
  • reading.bystrickaya.ru/lekciya-12-aeraciya-pod-dejstviem-vetra-kurs-lekcij-dlya-specialnosti-140104-promishlennaya-teploenergetika.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-s-zharavin-boris-porfirev-stranica-2.html
  • abstract.bystrickaya.ru/21-23-dekabrya-2006g-v-g-pushkino-voprosi-zadavalis-uchastnikami-seminara-otvet-davali.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-5-bazovij-kurs-liniya-informacii-i-informacionnih-processov-metodicheskie-rekomendacii.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zadachi-1-poznakomit-s-detstvom-petra-1-i-prihodom-ego-k-vlasti-2-razvivat-monologicheskuyu-rech-pamyat-sposobnost-analizirovat-otvet-drugih-uchashihsya.html
  • znanie.bystrickaya.ru/42-esli-dedushka-vdrug-obernetsya-kotom-kniga-rodari-predstavlyaet-interes-dlya-shirokogo-kruga-chitatelej-i.html
  • control.bystrickaya.ru/botanika-byulleten-novih-postuplenij-za-dekabr-2010-goda.html
  • reading.bystrickaya.ru/kodeks-respubliki-kazahstan-ot-16-iyulya-1997-goda-n-167.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prikaz-ot-25-avgusta-2010-g-n-558-ob-utverzhdenii-perechnya-tipovih-upravlencheskih-arhivnih-dokumentov-obrazuyushihsya-v-processe-deyatelnosti-gosudarstvennih-organov-organov-stranica-7.html
  • crib.bystrickaya.ru/istoriya-karachaevo-balkarskogo-naroda-s-drevnejshih-vremen-do-prisoedineniya-k-rossii-stranica-4.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-dpp-f-03-staroslavyanskij-yazik-specialnost-050301-russkij-yazik-i-literatura-s-dopolnitelnoj-specialnostyu-050303-inostrannij-yazik.html
  • writing.bystrickaya.ru/adaptaciya-pervokursnikov.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.