.RU

Роман


РОМАН

АЛЕКСАНДР СИЗОВ


Родился в деревне Ляпунове Варнавинского района Горьковской области в 1949 г. Окончил Литературный институт им. М. Горького. Работал в различных газетах Дзержинска и Нижнего Новгорода.

Член Союза писателей России. Автор книг рассказов "Студеное водополье", "Девочка на качелях", "Самая долгая дорога". Представляем первый роман писателя.

г. Дзержинск.


ВЕРСИЯ НОСТРАДАМУСА,

или

УБИЙСТВО В СЕЗОН МУТАЦИЙ


Мы живем на звезде на зеленой,

Мы живем на зеленой звезде,

^ Где спокойные пальмы и клены

К затененной клонятся воде.

Мы живем на звезде на лазурной,

Мы живем на лазурной звезде,

Где Гольфстрим протекает безбурно,

Зарождаяся в теплой воде.

Но кому-то захочется славой

Просверкать и прореять везде.

И живем на звезде на кровавой,

И живем на кровавой звезде.

Георгий Шенгели


^ СТРАШНОЕ ПРЕДСКАЗАНИЕ


Фильм о великом Нострадамусе, начавшийся в первом часу ночи, был угрозен и страшен.

Умерший в 1566 году гениальный прорицатель предсказал, что ровно через сто лет, в 1666 году, некто раскопает его могилу, чтобы выпить из черепа и таким образом обрести пророческий дар покойника. Но... Из темени ночи прилетит пуля, которая сразит святотатца наповал. В году с сатанинской цифрой все так и произошло.

"Случайна ли была эта пуля?" — взволнованно вопрошал ведущий художественно-документальной ленты, широкой черной бородой и зловеще поблескивающими очками похожий на ученого-естествоиспытателя, умелого препаратора и потрошителя обезьян, типа Дарвина или нашего Павлова.

Сам вопрос уже подводил к умопомрачительной мысли, что нет, пуля была далеко не случайной, кладбищенский пакостник был наказан, вероятно, свыше...

В волнении телевизионный Дарвин частенько хватался за стакан с густущим чаем, невпопад помешивал ложечкой, трогал без конца то очки, то лопатообразную бороду. Видно было: откровения придворного лекаря, высказанные стихами, целиком поглощают его, всерьез тревожат.

— Мишель Нотр Дам, Нострадамус, — заявил ведущий, округляя глаза от ужаса и восторга мальчишки на пожаре, — ведь что предсказал? Ведь он правильно предсказал всю дальнейшую историю. Он почти точно назвал другое имя Наполеона — Бонапарт, он сообщил, что тот сломит себе шею в России. Он сказал, что двух братьев-политиков в Новом Свете, один из которых станет президентом, убьют, покушение подготовится и на третьего, но тот вовремя откажется от политики и уцелеет.

После этих пассажей естествоиспытатель надолго замолчал, надувшись на стакан чая, как мышь на крупу. Внушительно молчал, как бы приглашая зрителей к еще большей сосредоточенности. Затем встал и взбудораженно заходил взад-вперед. О нет, это был не холодный констататор, это был прямой участник событий.

— Так вот. Будьте внимательны, мы переходим к нашему ближайшему будущему. Что нас ждет? — Ведущий остановился, набрал воздуха, как перед прыжком в холодную воду, и начал мять, тискать сомкнутые руки. — В некоей восточной стране, возможно, в Иране, Нострадамус не указал, появится властелин мусульманского мира. Его назовут Голубой принц. Он будет молод и красив. И ему захочется править всем миром. Но у него не будет того страшного оружия, которым овладеют Новый Свет, Англия, Франция и Россия. В это время в России появится правитель, крайне экстремистский президент, и он, — давясь чревовещательными французскими "рр", подвел итог ведущий, — он даст Голубому принцу страшное оружие. И ядерная кнопка будет нажата. — Бородач выразительно уперся большим пальцем в край стола.

Экран убедительно иллюстрировал сказанное: разверзаются жерла ядерных шахт и оттуда, из чрева земного, как бы крадучись выбираются ракеты. Они, эти ядерные сигары, разных расцветок и форм, с четкой маркировкой на боках, как на выставке; хищные и узкие, как щуки, кокетливо приталенные, тупоголовые, как матрешки, аристократически элегантные — все они без промедления устремляются ввысь. Их, как в компьютерной игре, обстреливают космические платформы, но поражают только часть ядерного полчища, другая часть прорывается... Рушатся небоскребы на берегу океана, Василий Блаженный превращается в оплавленную баранку, Эйфелева башня, словно бы отвесив последний поклон, сыплется раскаленными конструкциями в бурлящий ключом кипяток Сены. Вся Земля завивается в огромный, свирепо гудящий протуберанец.

— В этом огне, — с детской мстительностью проговорил ведущий, — конечно, погибнут и Голубой принц, и его русский потатчик. Победителей не будет. — Солидный бородатый человек снял очки, потер переносицу и устало, утомленно, будто насмерть уработавшийся, выложил обе руки на стол.

— Зрителей, возможно, интересует, что будет потом на Земле? — спросил ведущий после продолжительной паузы. — Потом, по Мишелю Нострадамусу, Землю целых триста лет будут покрывать цветы. Море цветов, море черных маков, спутников радиационных катастроф... Потом появятся люди. Откуда они появятся, Нострадамус не указал. Но эти люди будут чисты, как дети, и беззлобны, как животные. Их сердца не будет одолевать алчность, жажда славы им будет чужда, и на Земле до конца третьего тысячелетия продлится Золотой век. Дальше, за третье тысячелетие, Нострадамус не смог или не успел заглянуть. Да нам это уже и не интересно.

Ведущий смиренно преклонил могучую растительную голову, кадр с ним начал удаляться, удаляться, пока не превратился в точку. Пошли титры.


^ ВЕРТОЛЕТ С ЗОЛОТОМ


Галка выключила телевизор и села на диван. Нога на ногу, со скрещенными руками. Она молчала, наэлектризованные волосы ее ведьмово приподнимались, глаза странно поблескивали. Потрясение от фильма было велико.

Чунасоцкий подсел к жене.

— Хорошенькую же могилку выкопал нам этот самый Нострадамус. За сорок веков маяты — такой конец, такая огненная похлебка. Что, если это правда?..

— А ты разве еще сомневаешься, — зябко передернула плечами Галка. — Я так вот ни капельки не сомневаюсь.

— И тебе не жутко?..

— Когда все вместе, представь себе, ни капельки. Раз — и нету. Это еще, Господь миловал, слишком легкий конец за наше гнусное существование.

— Ты, пожалуй, права. И возразил бы, да возразить-то нечего. Но все равно несправедливо. Интересно, кто же этот Голубой принц? Уж не Саддам ли?..

— Вряд ли. Он уже стар. А в фильме молодой. Меня вот правитель... президент России тревожит. Кто же это?

— "Кто", "кто"? Разве не понятно.

— Григорий Мыс-Гордеевский ?

— Конечно, кто же еще призывает сапоги мыть в Индийском океане.

— Везет нашей стране на Григориев в смутную пору...

Он долго не мог уснуть в ту ночь. Перелег от Галки на диван и все ворочался, переваривая фильм, ставя его и так, и эдак. Покажут же на ночь!..

Слабенько сочилась в сознании мысль, что подтасовали факты создатели "художественно-документальной ленты". Вот именно "художественно" . Вполне ведь может быть, что ради благородной цели подтасовали, как бы погрозили людям пальцем: думайте, как живете!.. Ведь миг всего — и поминай, как звали. Но надежда, что присочинили к нострадамусовым предсказаниям, была все-таки слабой: уж слишком целен язык предсказаний, слишком органичен. К тому же Библия настойчиво, прямо-таки угрожая, твердит об Апокалипсисе. К тому же контакты с Космосом...

Было полнолуние, как в знаменитом булгаковском романе. Полнощекая ночная красавица настырно, как Гелла, лезла в окно, шевелила своим волокнистым, лампадным светом тюлевые занавеси, представляя окружающие предметы ирреальными, неземными...

К тому же этот фантасмагорический фильм.

К тому же ночь.

Нервно зудело все тело, особенно под лопатками, в бицепсах. Он понял, что без таблеток ему не обойтись. Впрочем, было бы вино, выпил бы стакан и уснул, обошелся бы и без успокоительного. Славик сходил на кухню, нашарил в шкафчике таблетки с предостерегающим красным цветом на облатке — внимание, сильнодействующее! — и принял одну. Но сон не шел. И тогда он выдавил из хрустящей фольги еще два сероватых катышка.

Три таблетки. Он знал, что после этого начнется...

И вот она пошла, начала разворачиваться неостановимая божественная панорама, вереница пронзительных, потрясающе-четких слайдов. Сначала — осколочные вспышки, плазменные пятна, лопающиеся огненные пузыри, мозаика рассыпанных галактик, хаос Вселенной, в котором нет-нет да и проглянет архитектурно организованная форма, какой-то сочный цветной узор, как в детском калейдоскопе или на паласе. Дальше — чешуя редкостного питона, текстура дерева, разводы малахита. Кадры сменялись столь поспешно, что никакая, даже самая уникальная фотографическая память не смогла бы запомнить и воспроизвести их. А если бы воспроизвела, появился бы великий художник.

Это невообразимое спектральное буйство вдруг как метлой смело: пошли ромбики, квадраты, октаэдры, волнистые линии, колонки многозначных чисел — как перед началом фильма, когда галопом пробегает перед титрами маркировка пленки. Вполне вероятно, что мозг его наткнулся на поток какой-то таинственной информации, считывать которую и тем более осмыслять могла бы, пожалуй, только кибернетическая машина, но никак не человек.

Он уже не раз натыкался после таблеток на этот поток сложных математических выкладок и схем, но этот поток был ему бесполезен. Нет, он отнюдь не спал, он бодрствовал, был в полном сознании, при здравом уме. Открывал глаза — и все пропадало: он видел стены, шторы, телевизор на тумбочке, но как только опускал веки, моментально врубался в тот же поток. Что-то происходило в мозгу, мозг был ультравосприимчив, оголен.

А вот уже и схемы исчезли. Пошли в лиловых, фиолетовых, сиреневых тонах явно неземные пейзажи с чудовищной фикусо-папоротниковой растительностью, венерианскими облаками, утесами, сотнями сверкающих радуг. А вот и части каких-то гигантских машин, шестерни и шарниры, панорамы бескрайних городов, диковинных дворцов и интерьеров.

Говорят, самое быстрое на свете — человеческая мысль. Что если мысль его сейчас, под действием наркотика, перешла в другое измерение, обрела волю, как сбросившая упряжь лошадь?

Он вполне мог бы комментировать эту фантасмагорическую мешанину, сообщать Галке, что видит, но при такой сменяемости картин, вероятно, смог бы ограничиться лишь междометиями — "э-э!.. о-о!.."

— Ты чего? — пришла к нему из спальни Галка.

— Да я так... ничего... заспался...

— Прими таблетку.

— Уже принимал.

— Тогда спи, не мешай другим.

В эту ночь случилось неожиданное. Уже с неделю твердили об исчезновении в Сибири вертолета с грузом золота. Исчез этот вертолет — и никаких концов. К своему ужасу, среди нагромождения фантасмагорий Славик явственно, с четкостью до единицы зрения, увидел этот вертолет и все, что с ним произошло.

Вот он, искомый вертолет, приземлился на некоей площадке на склоне зимней сопки, редко поросшей деревьями. Поразительно четко видны даже звериные следы, накрошенная на снег хвоя под одним из деревьев. В склоне сопки зияла дыра тоннеля, и солдаты в серо-белых полушубках один за другим уносили из вертолета в дыру тоннеля какие-то ящики, похожие на патронные. Кто-то сообщил ему, что это и есть золото. И была такая мысль, что солдаты не знают о том, что носят золото, для них это обычная грузчицкая работа. Вертолет разгрузили, и он улетел, пропал, на его место вскоре приземлился второй, защитного цвета и со звездой на борту. Похоже, "Ми-8". Из этой машины вышли военные, перетянутые ремнями, очевидно, офицеры. Они тотчас же озабоченно устремились в тоннель. Потом была мысль, но не картинка, не видение, что ящики перегрузят в этот и он благополучно улетит. Искать военную машину никто не будет, искать будут тот, первый вертолет, белого цвета. На сем самопроизвольно вклинившийся сюжет оборвался, и опять пошла космическая мешанина, среди которой он и провалился в яму тяжелого сна.


^ ОСКОЛОК НЛО


Ночные видения, нечего и говорить, помнились и на другой день. Особенно вертолет с золотом. Совершенно непонятно, по какой логике пикантный сюжетец втиснулся в сознание. Да так отчетливо!

Галка разминала творог в тарелке, поливала его сметаной, собираясь кормить их с Илюшкой.

Желание поделиться было велико.

— Ты знаешь, Гал, я видел вертолет с золотом.

Галка мельком взглянула на Илюшку, уже усевшегося в ожидании завтрака за стол. Тот даже ложку положил, уставил на отца вопрошающие глазенки.

— Опять!.. — сурово одернула жена. — При ребенке! Перестану я тебе эти таблетки носить!

— А мне и не надо теперь!

— "Теперь"? Что же тебе надо теперь? Уколы промедола?

— Я все решил! — многозначительно сообщил Славик.

— Решил так решил! — вздохнула Галка, добрая умная жена, вдобавок медсестра. "Решению" мужа, как очередному бзику, она не придала никакого значения. Пожалуй, напрасно...

Город, в котором жили Чунасоцкие, был закрытый, проходил как "почтовый ящик". В могучий сосновый бор было компактно втиснуто десятка два девяти- и двенадцатиэтажных комодов, среди которых выделялась этажерка НИИ редких сплавов и корпуса экспериментального заводика при институте. Все это было обнесено двумя рядами колючей проволоки с вышками по периметру. На вышках стояли солдаты срочной службы. На проходной же сидели и шмонали уже не солдаты, а прапорщики. Не прапорщики — церберы. Даже корзины с грибами из лесу потрошили, заставляли вываливать все до гриба. Не говоря уж об иной поклаже.

В институте охрана была еще церберистей, ибо осуществлялась женщинами. У вохрушек в любую погоду топорщились не пустые кобуры. Широкодульные неуклюжие револьверы лежали в них, похожие короткими рылами на собак породы "бульдог". Эти наганы породы "ВОХР" на близкое расстояние стреляли весьма отменно.

Правда, использовались "бульдоги" крайне редко, вероятно, раз в столетие, ибо из института никто ничего не нес. Нести же из НИИ было чего. Например, институт был тем самым заведением, куда прислали на исследование маленькую часть того самого непонятного обломка, что был найден летом 1976 года на реке Вашке в Коми АССР. Находка величиной с кулак представляла собой часть детали — кольца, цилиндра либо сферы диаметром не менее 1,2 метра. Ножовкой по металлу пробовали пилить ее — из-под полотна струей бил белый огонь. Когда получили результаты анализа, ахнули: найденный кусок представлял фантастический сплав редкоземельных: церия было 67,2 процента, лантана 10,9 процента, неодима 8,78 процента. Кроме того, имелось незначительное количество железа и магния, а также примеси урана и молибдена — до 0,04 процента.

Ученых прошиб пот: чистота составляющих сплава оказалась поразительной, земные металлурги ни за какие калачи не смогли бы получить такой сплав. Железо, например, было без окислов, которые имеются практически во всех земных сплавах.

Короче: три полка пехоты были пригнаны на речку Вашку, солдаты буквально на пузе обшарили территорию тайги, равную Люксембургу, но больше, к сожалению, ничего не нашли.

Находка была заперта в сейф. Но гостям ее под большим секретом, конечно, иногда показывали. Стучали кусочком по стенке сейфа — вылетал роскошный сноп искр. Не было никакого сомнения, что это обломок таинственного летательного аппарата.

Сам же младший научный сотрудник Чунасоцкий работал с благородной платиной — надежным земным металлом. Лаборатория пыталась скрестить ее с тем же молибденом, с цирконием и ванадием, сплавы исследовали на прочность, на излом, на хрупкость, ковкость и т. д. И потому этой платины — в виде пучков блестящей проволоки, ворохов стружки — было накрошено по лаборатории довольно. Как грязи. А между тем — драгметалл, дороже золота. Именно потому всех сотрудников, вплоть до академика Петросянца, заставляли после работы раздеваться на проходной донага. Не пугайтесь: в теплых душевых кабинах, из которых нагие люди выходили в другую дверь и одевались уже в другую одежду. Было бесполезно и проглатывать драгметалл, и проносить его в дупле зуба, например: стояли, как в аэропортах, приборы, фиксирующие даже зубные коронки.

Так что хоть купайся в этой платине, а грамма не унесешь.

Но сегодня мысли Славика были далеки от металла.

Он представлял и все никак не мог представить сплошное цветение черных маков, цветов ядерной катастрофы. Среди нагромождений скелетов людей и животных, быстро растворяющихся в радиоактивной воде, среди останков городов: обломков труб, покореженных ферм и лестничных маршей, каменных завалов, во всеобщей тишине — траурное шевеление на огромных просторах. Точно выпас гигантского стада черных бабочек. Траурные ленточки на могиле человечества. И так три века: маки, маки от альпийских лугов до морских лукоморий.

Его тошнило от этой картины, будто напился из радиоактивной лужи. Фильм о Нострадамусе не выходил из головы и, наверное, не скоро выйдет. Как это ни парадоксально, на утро он стал другим человеком. Он понял, что он смертник, что терять ему нечего, что теперь, перед пастью дракона, бояться тоже нечего. Все позволено. Все, что может спасти человечество.

Вот она, выуженная на утро из почтового ящика, подкинутая газетенка "Российский лев" с портретом во всю полосу этого "Льва" — крупномастный политик Григорий Мыс-Гордеевский. Григорий, по-голливудски скаля зубы, совсем по-стахановски, по-политбюровски заглядывает на сторону и вверх, с устремлением смотрит в ему одному ведомые дали. Так и блазнится в далях тех, так и раскачивается на гвозде президентский скипетр. Фото ясно подчеркивало: не руками, так зубами схватит, ой, схватит Гришка этот скипетр. И тут же, на глазах, превратит его в гетманскую булаву, станет размахивать, не щадя ни правого, ни виноватого...

Вот кто погубитель Человечества. Он, безымянный, вынырнувший из нетей Гришка Отрепьев, Гришка Распутин, Гришка Мыс-Гордеевский. Его надо опасаться.

Вторая страница: он же. Морща изуверческий лоб, показывает рукой, как Чапаев Петьке, куда стрелять. Третья страничка: в компании, сгрудившейся над столом, мечет кости. Передел мира над оперативной картой?..

Газетенку было противно брать в руки: пестрила, кишела, как червями, доктринами. Набранные крупным кеглем, чтобы и слепой мог прочесть, кошмарные эти доктрины били обывателя уже не по лбу, а именно в лоб — чтобы наповал. Чего стоила, например, вот эта: фланговым ударом с Тихого океана в считанные — раз, два, три! — минуты захватить Японию, хапнуть ее потенциал и, опираясь на него, двинуть дальше — к Сингапуру и Джакарте. Тем самым после "большого хапка" убивается второй заяц: с воды блокируется Китай.

Кавказ огородить казачьими кордонами и превратить в резервацию — пусть пасут скот, джигитуют, а не бандитствуют по российским весям. Эта доктрина обещала наиболее солидный взяток голосов.

Кичливые, как ляхи, прибалты... Вот вам подарочек за кичливость, эсты, латы и ливы: завалим границу радиоактивными отходами. Сами вымрете.

Чухонца, то бишь финна, опять за нос притащить в Россию, посадить на губернаторский статус.

Чунасоцкому показалось, что он сходит с ума. Показалось, что эти доктрины — шестнадцатая страница "Литгазеты", где можно без оглядки зубоскалить и изгаляться.

Брыла улиткой загнута, как у балованного ребенка, подбородок надменно вытянут и суконно натянут. Скверная улыбка, похожая на гнилую ухмылку. Вот он, новый Мессия, новый Фюрер с каиновой печатью на вырожденческом лике.

Будет, будет засев черных маков, будет раскурочен ядерный чемоданчик.

Опомнитесь, люди!.. Агнцы жертвенные, за кем идете?..

Мысли не приходят постепенно, они — как высверк молнии. Они в долю секунды поражают мозг и начинают управлять им.

Такой высверк поразил в это утро и Чунасоцкого.


^ ЛУКАВЫЙ ЗАМЫСЕЛ


Она, платиновая стружка, резнула по указательному пальцу, как бритва. Высекся фонтанчик крови. Рана оказалась глубокой, кровь не унималась. Принесли медицинский клей — клефулин.

Кровь! Да, да, кровь! Вот что должно пролиться во имя спасения человечества. Во имя Отца и Сына и Святого Духа — кровь одного человека. О, если бы вовремя убили Гитлера!..

Пока ему напяливали на палец игрушечный презервативчик, эта дерзкая мысль уже успела выкристаллизоваться и оформиться, он уже знал, что ему нужно. Пока ядерный чемоданчик в других руках, пока Голубой принц еще гипотетичен, нужно уничтожить Гришку. Пусть потом расстреливают, на миру и смерть красна. Зато человечество сможет спать спокойно. Вот уж когда игра действительно стоит свеч.

Образовалось. Замысел пошел дальше. Нужно действовать, не теряя ни дня. Для любого замысла прежде всего нужны деньги. Любое мероприятие начинается с них, а тут особенно: надо будет приобретать оружие: гранату или пистолет, придется поехать в Москву и там жить, выслеживая горе-деятеля. На зарплату эмэнэса, на двести тысяч тут не потянешь. Не тот порядок числ.

И было второе за это утро озарение. Деньги ж под ногами! Платина. Драгметалл дороже золота.

О, не зря, совсем не зря привиделся ему вертолет с золотом. Знак свыше?.. Потырили целый вертолет с золотом, а что ему стоит похитить сто или двести граммов платины? Сущий пустяк по сравнению с вертолетом...

Как-то на досуге Славик прикидывал, как можно похитить платину. Не надо даже особенно изощряться, очень даже легко. Любой мог бы догадаться, если б хорошенько подумал.

И он немедленно начал воплощать лукавый замысел.


^ ПОХИЩЕНИЕ ПЛАТИНЫ


Прежде всего Славик разорился, купил в хозмаге пару двухлитровых китайских термосов, расписанных сонными красавицами с черточками вместо глаз и аляповатыми пышными цветами. И теперь стал регулярно носить на работу в одном из них дымящийся пахучий кофе. Как старый магаданский вор, он начинал дело исподволь, потихоньку приучая вохрушек к новому термосу-бидону. Впрочем, теперь многие носили обеды на работу: столовая была дороговата. Опытнейшая из вохрушек, Анна Алексеевна, прозванная за бдительность Розовой Змеей, раз попыталась сунуться со своей вынутой из недопитого стакана ложечкой, помешать кофе, но Славик ответил решительно: он тут же шагнул к раковине и на глазах у ахнувшего караула вылил весь кофе. А после этого дал заглянуть Розовой Змее в зеркальное термосово нутро. Появился комплекс вины перед оставшимся без кофия сотрудником, и больше его термос не проверяли. Особенно после того, как Славик, разорившись на пачку цейлонского чая, одним прекрасным утром торжественно вручил ее вохрушкам. Беспрепятственный пронос двухлитровой посудины туда-сюда был обеспечен.

Одновременно шла работа над вторым термосом. Жаль было роскошного беднягу, но ничего не поделаешь, следовало учинить над ним болезненную операцию, говоря попросту: разбить зеркальную внутренность. Что и было сделано обыкновенной стамеской.

Затем он аккуратно вырезал днище и выбросил из термоса все его потроха: термоизоляционный слой, мелкие осколочки. Все. Посудина была чиста от своих обязательств, предстояла ей другая, священная миссия. Славик аккуратно замерил диаметр уцелевшего кожуха, высоту и с этими параметрами сейчас же поспешил к дяде Косте, местному умельцу. Лысоватый, с крупными мосластыми руками, дядя Костя до пенсии работал на экспериментальном заводе инструментальщиком. Выполняя штампы и пуансоны для прессов, "ходил", как он выражался, только по качественным сталям, используя абразивные или титано-кобальтовые резцы. Ошибиться и на микрон нельзя было, особенно при шлифовке. Кому же еще поручить задуманную работу?

В обширном двухэтажном гараже, где дядя Костя пропадал все дни и вечера, чего только не было. В том числе два или три миниатюрных токарных станочка, похоже, самодельных, а также стационарный сварочный аппарат. Вот-вот, такой-то аппарат и нужен. Славик заказал народному умельцу сочинить ему емкость согласно размерам, с резьбой на головке и, если будет досуг, краником. Выслушав заказ, тезка Станиславского артистично, хоботком вытянул губы, покосил этим хоботком на сторону и шумно вобрал воздух:

— Могу-могу.

— Сколько мне встанет?

— Сойдемся.

Стояла дикая пора подхлестывающей, не дающей дремать и зевать инфляции, и Славик моментально согласился с божескими десятью тысячами.

— Так тебе зачем эта посудина-то? — вовсе не из подозрительности, а для дела спросил дядя Костя.

— Да видишь ли, Павлыч, хочу дома портативный сварочный аппаратик заиметь. То да се приварить по хозяйству.

— Хорошее дело! — одобрил умелец. — Так я тебе и горелку смастрячу. Как игрушку сделаю, посылай хоть на выставку.

— А вот горелку, дядя Костя, не надо. Я уж сам. А резьбу на шесть сделай. Ладно?

— На шесть так на шесть. Послезавтра приходи за заказом.

Чунасоцкий еще не вышел из гаража, как мастер начал швыряться по углам, отыскивая лист нержавейки.

Уже через день Славик держал в руках грушевидную капсулу с краником и резьбой. Отличная вещь.

— Дядя Костя, — не отходя от кассы, попросил Славик, — а ты не закачаешь мне эту бандуру ацетиленом?

Народный умелец рассмеялся.

— А я, Слава, уже закачал. Надо же мне было испытать изделие.

— И сколько с меня за ацетилен?

— Да нисколько. Это уж я от себя, с походом, как на рынке говорят.

— Ну, спасибо тебе, дядя Костя!

— Пользуйся на здоровье. Кончится — еще приходи.

Вечером, когда Галка была на дежурстве, Чунасоцкий приступил к хирургической операции. Надо было втиснуть баллончик в оболочку термоса. Вошел тютелька в тютельку, как патрон в патронник. Осталось только приложить вырезанное днище термоса и запаять его. Паяльник у Славика имелся, и вскоре он уже качал на руке заметно потяжелевший термос. Сверху он зальет капсулу кофе, закрутит пробку и наденет колпачок. Тройная защита.

Однако, хоть и сказал дядя Костя, что ничего страшного, а все-таки "очко играло", когда шел утром к проходной. Для страховки он купил еще одну пачку чая со слоном на этикетке, "Элефант" называется; но выкладывать ее не пришлось. Прошел вертушку как ни в чем не бывало, хотя земля горела под ногами. Странно, но бдительная Анна Алексеевна, Розовая Змея, даже благосклонно улыбнулась ему, сияя розовыми щечками.

Ура, все складывается как нельзя лучше. Переодевшись, он принес термос в лабораторию, где работал на пару с Акимычем, и тут выяснилось, что ему еще раз здорово подфартило: напарник залег в больницу и, говорят, надолго — язва желудка. Один в лаборатории, делай, что хочешь.

Не надо и говорить, что работу он в тот же день и забросил. Засел за горелку. Бронзовых и латунных трубочек, резиновых и прорезиненных шлангов валялось по закоулкам лаборатории достаточно. Руки у Славика были еще тем концом вставлены, и горелка получилась не хуже заводской. Вот тебе и бизнес: хоть сейчас неси аппарат на продажу, любую цену дадут. Надо будет как-нибудь скооперироваться с дядей Костей.

Однако не до бизнеса, не до кооперации было ему сегодня.

Стационарный баллон с кислородом в лаборатории имелся.

Еще раз проверив, закрыта ли дверь, он приступил к священнодействию. Дрожащими от нетерпения руками зажег спичку, поднес ее к горелке и слегка открыл вентиль. Вспыхнул факелок, который, когда подкрутили, перерос в голубоватое свечение. Открыл вентиль побольше — гудение стало яростным. "То-то тяга хороша!"

Тут же, не откладывая ни на минуту, он поднял с пола кусок платиновой проволоки и положил его на асбестовый лист. В считанные секунды проволока раскалилась и стекла компактной капелькой. Что и требовалось.

Еще раз "ура!" Операция по хищению стратегического драгметалла подходила к апогею.

В том же асбестовом листе он выдавил карандашом несколько углублений. Залить их расплавленной платиной было делом минут. Когда платина остыла, он вытряхнул отливки на стол — получились чудесные пульки. Увесистые, как раз для детской рогатки. Ага, уже смекаете, в чем дело, догадываетесь о дальнейшем ходе событий?..

Почти вплотную к железобетонному забору НИИРСа подходил легонький штакетник детского садика, куда Чунасоцкий каждое утро отводил свое чадо. Там, на территории садика, за верандами, лежали девственные, не испахтанные ребятишками сугробы. Вот на этот нетронутый снежок и обратил Чунасоцкий свое особое внимание. Сугробы прямо-таки притягивали, манили своей неисслеженной белизной...

Рогатку соорудить, ясно, не составило труда, тут здорово помогли солидные детские навыки. Он обкрошил обмазку с обычного сварочного электрода, перегнул его пополам, потом выгнул ижицей. Резинку отстриг от противогаза, пылившегося в шкафу. Кусочек кожи посередке — и больше ничего но надо.

Рогатка вышла отменной, захотелось даже похвастаться ею. Еще захотелось пострелять в охотку. Например, по лампочкам вдоль периметра. Сгорая от нетерпения, с трудом обуздывая в себе стрелецкий зуд, стал дожидаться темноты.

В синем предвечерьи два раза выстрелил через форточку гайками — те улетели далеко. Прислушался. Тишина. Вот тогда он и зарядил кожаный кармашек рогатки платиновой пулькой. Затем второй. Обе они упали в снег возле стенки веранды, совсем близко друг к другу. Вот и хватит на сегодня. Москва не сразу строилась...

Забрать оба драгоценных кусочка не составило труда: пошел с Илюшкой погулять за веранду, побарахтаться в сугробе и сразу увидел отверстия в снегу. Обтаивая, пульки приятно жгли ладонь. Интересно, на сколько потянут?

Страха уже не было.


^ ЯВЛЕНИЕ РОЗОВОЙ ЗМЕИ


Легкий шок он испытал на другой день, когда, опять же под конец рабочего дня, в сумерках, выстрелил из рогатки уже тремя пульками. Сколько ни рылся в снегу, нашел только два кусочка. А третий, вероятно, затоптал. Ну что ж, издержки производства, как и во всяком деле. Чтобы их не было, этих досадных издержек, он снова изощрился умом и стал обертывать драгоценные отливки тряпочками. А тряпочки перевязывать черными нитками с длинным концом. Пулька врежется в сугроб, а нитка будет наверху. Только потащи за нее — и платина в кармане. Как, однако, просто! Даже возгордился Славик своей находчивостью. Жаль, похвалиться никому нельзя.

Дела, тем не менее, пошли у него куда с добром: каждый вечер собирал в сугробе ясак — три, четыре, а то и пять пулек. "Спокойно, осторожно, не жадничай, жадность фраера сгубила", — без конца заклинал он себя и таким образом растянул все на неделю.

Он уже подумывал свернуть операцию: набил, что называется, зоб — пузатенький мешочек ожидал его дома под диваном, тяжеленький, зараза. Пора бы и честь знать, а то весь снег за верандою истоптали с Илюшкой, заведующая уже начала коситься. Да ведь как говорят африканцы: ты ловишь ма-аленькую рыбку, а к тебе подбирается большо-ой крокодил. Случилось непредвиденное...

Бывший член парткома, тайный и явный агент-доносчик, передовик первого отдела, наибдительнейшая Анна Алексеевна, за необычайную розовость щек и очково-гремучий взгляд прозванная научными людьми Розовой Змеей, тихонько кралась вдоль фасада здания с известной целью: глянуть, не выбросил ли кто чего из окон на освещенную, чисто подметенную территорию, дабы потом незаметно подобрать. Бывали, ох, бывали такие случаи. Сколько премий переполучала Анна Алексеевна за поимку. И сейчас бы не мешало. Потому, собственно, и кралась вдоль стены, припадая на полусогнутых. Был конец рабочего дня, окна шестнадцатиэтажной стеклянной этажерки гасли пачками. Подмораживало, и хотелось, очень хотелось тезке Ахматовой в теплую караульную комнату, к чайку с булочкой. Но — чувство долга. Неизвестно, какие фортели могут выкинуть, уходя домой, научные люди. На то они и на-уч-ные. Гораздые, то есть, на выдумку. Нет, к концу дня их только и лови, самое время! Капелька повисла на чутком носу вахтерши, но в азарте слежки, конечно, не замечалась. Озираясь и принюхиваясь, держась стены, чтобы не увидели из окон, она проследовала до угла и выглянула из-за него.

И вовремя!.. Чутье и на этот раз не подвело. Вот так Анна Алексеевна, ай да она!..

Закинув головку, глянув на небо, расцвеченное зимним глухим закатом, как хлопьями сажи, покрытое галдящей вороньей стаей, вохрушка тут же и замерла, оторопев. Вот это удача!

Отнюдь не привиделось, не примнилось — наяву различила и хорошо-о различила, как из окна не то шестого, не то седьмого этажа мелькнуло нечто и, описав дугу, упало за пределы территории охраняемого объекта. Ага, еще раз мелькнуло. Скорее, скорее запомнить этаж! Анна Алексеевна стремительно отбежала от стены и опять — чисто перепелка на гнезде — закинула головку. Ну да, ну да: на шестом этаже распахнута форточка, третье окно с краю. Оттуда метали. Вот и свет вспыхнул!

Ах ты, ах ты! Надо бежать, фиксировать случай. Подхватив юбку, она полетела к подъезду этажерки, из которого уже густо вываливались люди. Она предвкушала. И не столько ощутимый кус материального вознаграждения в виде отдельного конвертика, сколько сам радостный торопливо-сбивчивый донос-доклад начальнику караула. Нет, пожалуй, и не доклад даже, а сам факт поимки, задержания. Как он будет изворачиваться, злоумышленник, а Анна Алексеевна — будьте добры, голубчик! — вилами его, как ужа. Одним словом, предвкушалось захватывающее, нескучное шоу.

Голова у нее девически туманилась, с ходу проскочила Анюта дверь начальника караула, ломанулась через голову начальства в кабинет первого отдела, где сидел отставной полковник Василий Борисович. Он был на месте и сбивчивый доклад заслуженной сотрудницы понял с полуслова. Дальнейшие действия экс-полкана были по-офицерски четки, даже показательно четки. Он нажал одну, потом вторую кнопку прямой связи, распорядился: из проходной никого не выпускать, а начальника караула — к нему! Все втроем, не мешкая ни минуты, устремились к лифту.

Чунасоцкий уже успел опечатать дверь лаборатории, когда из лифта вывалилась грозная кампания. С ходу пролетев мимо опешившего эмэнэса, троица, как бы одумавшись, застопорила ход, дружно развернулась и устремилась точно на Чунасоцкого. Вохрушка вцепилась ему в рукав.

Запрыгало сердчишко у Славы — попался! Кровь ударила в голову, как бы враз потемнело в коридоре, и он уже не слышал, что кричали на него эти трое. "Говорил же, говорил же — хватит!" — билась в мозгу запоздалая мысль.

Однако другая, важная мысль, что вот сейчас, сию минуту может разрушиться весь его замысел спасения человечества, заставила его внутренне едко усмехнуться и овладеть собой. Великое чувство правого дела придало ему силу маньяка. Он враз оброс иглами и первым делом стремительно выдернул рукав из объятий розовощекой клуши. Потом принял исходную стойку боксера: локти к пузу, кулаки вперед. Как-никак первый разряд, чемпион института...

— В чем дело! — нервно вскричал он и поразился звону своего голоса.

— Сейчас увидишь, в чем! — хладнокровно пояснил начальник караула. Розовая бестия, выкидывая палец, уже пересчитала двери от коридорного окна и встала, как часовой, напротив его лаборатории.

— Потрудись, Чунасоцкий, открыть лабораторию! — приказал начальник первого отдела.

— Вы же видите — она опечатана.

— Отдай ключи!

— Не выйдет, Василий Борисович! Вы же знаете, что я не имею права отдавать ключи посторонним лицам. А вы тут посторонние! Посадили вас на вахту, вот там и сидите! — звон из голоса не уходил. Сам себе удивлялся Чунасоцкий — как он, оказывается, умеет противостоять.

— Ключи! — заорал полковник-старпер и даже руку протянул за ними.

— Шиш вам, а не ключи! — дерзко ответил Чунасоцкий и показал троице настоящий шиш. — Без Льва Моисеевича я вам никаких ключей не отдам. Вот придет завтра Лев Моисеевич, тогда и получите ключи.

Начальник первого отдела кинулся в размышления. Мысли в его сундукообразной голове ворочались туго, но все же, видимо, какая-то подвижка была. Почему он после длительной паузы и сдался:

— Ну, хорошо, друг мой, хорошо. Завтра тебе аукнется. Вы, Евгений Прокофьевич, — ткнул он пальцем в начальника караула, — и вы, Анна Алексеевна, — кивнул он Розовой Змее, и та молодцевато подобралась, вытянулась, как гвардеец, — не пускайте его к лифту. Главное, чтобы к лифту не пробился, а я сейчас еще раз дверь опечатаю, своей печатью.

— Вот это дело! — буркнул начальник караула.

— Ну дак! — удовлетворенно подал голос Василий Борисович, довольный похвалой подчиненного, похвалой своей смекалке.

— А что это вы, Василий Борисович!.. — запальчиво воскликнул Чунасоцкий.

— Я?.. Что такое?

— Что это вы всех на "вы" называете, а меня на "ты". Я ведь с вами на брудершафт не пил.

Наступать так наступать. Главное — спуску этим наглецам не давать. Василий Борисович даже поперхнулся от открытой наглости младшего научного сотрудника, так и застыл с печатью в руке, уже готовой опуститься на пластилиновый нашлепок. Медленно, всем корпусом повернулся он к Славику.

— Ты — это ты. Ты преступник, и с тобой положено так разговаривать.

— Стоп! — крикнул Чунасоцкий. — Свидетели!.. Вы слышали, свидетели, как он меня обозвал преступником? Имею право подать в суд за моральный ущерб. Так что готовьте, Василий Борисович, — тут Розовая Змея даже рот открыла от изумления, — пару-тройку миллиончиков. А возможно, и побольше.

— Напугал ежа голой сракой! — багровея шеей, по-армейски непосредственно отозвался начальник первого отдела. — Не таких орлов в "Смерше" видали! А считать тебя подозреваемым в преступлении есть основания. Вот сейчас спустимся вниз, возьмем понятых и пойдем, кое-что поищем...

— Ищите, ищите... Церберы!..

— А вот за "церберов" ты мне ответишь. Свидетели, слышали?

— Слышали, Василий Борисович! — хором отозвались вохрушка и начкар.

— Ха! — продолжал паясничать Чунасоцкий. — Да вам гордиться бы надо таким словом. Есть даже охранная фирма "Цербер".

— Договоришься ты сейчас у меня...

— Свидетели, слышали угрозу?..

Так, препираясь, спустились к душевой.

Раздевался он медленно, стараясь оттянуть время и что-нибудь придумать. А его торопили. Розовую Змею приставили следить, не спускать с него глаз и с голого. Анна Алексеевна, как заправская банщица, встала перед ним — руки в боки — и уставилась, алея розовыми щечками, хищно, якобы из бдительности, обозревая мужское тело.

— Что? — полюбопытствовал Чунасоцкий. — Не поразвлечься ли нам малость?

— Бесстыжий!.. Со старухой!..

— Ну какая же вы старуха, Анна Алексеевна!.. Дама в самом соку.

— Тьфу! — сплюнула совсем заалевшая Анна Алексеевна и выскочила из душевой кабинки.

Славик расхохотался, хотя хохотать ему не следовало бы.

Одетого, его повели в аккурат на территорию детсада. Где-то там, возле верандочки, копилась, набухала угроза, и нешуточная. Чтобы отвлечься, он замурлыкал песенку.

— Прекрати! — как-то интимно, как своя женщина, прикрикнула на него Розовая Змея.

— Петь не запретите! — с пафосом, болтающимся на ниточке, воскликнул Чунасоцкий, а ведь уже входили в детсадовскую калитку.

— Пусть попоет! — разрешил Василий Борисович.

Славика ввели на территорию садика, как арестанта. Начальник караула шел впереди, светил электрическим фонариком. Первый отдел замыкал процессию. Ребятишки, уже одетые, но еще не разобранные родителями, высыпали на крыльцо и с интересом наблюдали за взрослыми дядями. Среди них Славик заметил и рябенькое пальтецо Илюшки, раскрывшего в изумлении рот.

Процессия между тем свернула с дорожки налево и направилась по сугробам к веранде. Здесь фонарик начкара растерянно заметался: снег был весь заслежен и уброжен.

"Черта с два они сегодня найдут."

Славик, конечно, видел, куда упали обе пульки — под куст шиповника. Он и встал к этому кусту, с ухмылкой наблюдая, как дяди и с ними в самом соку тетя яростно пинают снег, ищутся. Фортуна определенно поворачивалась к нему передом: он наступил на обе черные ниточки, вдавил их ботинками в снег и, чтобы окончательно затоптать, подозвал сынишку. Вылавливать сейчас узелки с пульками и класть их в карман было крайне опасно: у вохровцев глаз наметанный.

Вдвоем с сынишкой они так упахтали снег под шиповником, что теперь уж прощайте, пульки, до лета.

— Папа, а чего это они ищут?

— Прошлогодний снег, Илюша.

— А это как?..

— Ножками, Илюша, ножками.

Василий Борисович свирепо глянул в сторону Чунасоцкого и приказал прекратить поиски. Доказывая усердие, Розовая Змея еще продолжала ковыряться в снегу, а начпер с начкаром закурили. Посовещались, потом Василий Борисович подошел к Славику.

— Сейчас поведешь нас на квартиру.

— Зачем?

— Будем проводить обыск.

— Санкция?..

— Санкция будет.

— Вот когда будет, тогда и милости просим. — Славик отогнул жесткую руку Василия Борисовича, а чтобы не мешал больше, мягко так опустил бывшего полковника под куст.

Инцидент был исчерпан. Славик немедленно потащил Илюшку домой, а честная кампания поспешила в институт. Звонить прокурору, должно быть.


scenarij-utrennika.html
scenarij-v-treh-chastyah-i-48-seriyah-zadeponirovan-avtorom-v-rossijskom-avtorskom-obshestve-v-2007-godu-stranica-4.html
scenarij-v-treh-chastyah-i-48-seriyah-zadeponirovan-avtorom-v-rossijskom-avtorskom-obshestve-v-2007-godu-stranica-9.html
scenarij-vechera-vstrechi-vipusknikov.html
scenarij-vikupa-nevesti-1-scenarij-vikupa-nevesti-1-7.html
scenarij-vipusknogo-bala-v-4-klasse-podgotovila-uchitel-nachalnih-klassov-kokanova-svetlana-ivanovna-vipusk-2012-2013-uchebnij-god-zvuchit-vals-vecher-vstrechi-shkolnih-druzej.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/mezhdunarodnie-torgi.html
  • uchit.bystrickaya.ru/transportniki-poslednej-nadezhdi-aerokosmicheskie-novosti3.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-dnya-nauki-rossii-vernie-sini.html
  • klass.bystrickaya.ru/antikrizisnoe-upravlenie-predpriyatiem-chast-10.html
  • thescience.bystrickaya.ru/k-otchetu-studentov-prilagayutsya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-bakalavriata-realizuemaya-vuzom-po-napravleniyu.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-mezhdunarodnie-otnosheniya-v-evrazii-magisterskaya-programma-dvojnih-diplomov-realizuetsya-sovmestno-s-universitetom-kenta-velikobritaniya.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-mu-1-2232-07-stranica-3.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-bankovskaya-sistema-v-perehodnoj-ekonomike-dlya-napravleniya-080100-68-ekonomika-podgotovki-magistra-avtor-d-e-n-vernikov-andrej-vladimirovich.html
  • student.bystrickaya.ru/2-stupen-godovoj-otchet-raboti-za-20092010-uchebnij-god-moskva-2010-g.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-hozyajstvennoe-pravo-dlya-specialnosti-080109-buhgalterskij-uchet-analiz-i-audit.html
  • composition.bystrickaya.ru/pattern-memento-e-gamma-r-helm-r-dzhonson-dzh-vlissides.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/krugovorot-vodi-v-prirode-2.html
  • textbook.bystrickaya.ru/iv-a-general-proposal-for-reform-a-lavrov-dzh-litvak-d-sazerlend-m-ezhbyudzhetnie-otnosheniya-v-rossii-neobhodimost.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lekciya-14-mirovaya-ekonomika-kak-sistema-4-ch.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-21-specialnie-naryadi-gosudarstvennij-gimn-rossijskoj-federacii.html
  • shkola.bystrickaya.ru/rinochnaya-stoimost-obiknovennih-i-privilegirovannih-akcij-szt-povestka-dnya.html
  • turn.bystrickaya.ru/pervaya-basnya-dorogoj-chitatel-ti-derzhish-v-rukah-knigu-sostavlennuyu-po-konspektam-knig-izvestnih-pedagogov-novatorov.html
  • testyi.bystrickaya.ru/b-chetverichnost-v-svyazi-s-semerichnostyu-tajnaya-doktrina.html
  • books.bystrickaya.ru/elektroprivod-i-avtomatizaciya-glavnogo-privoda.html
  • thescience.bystrickaya.ru/klimanova-lyudmila-fedorovna-stranica-6.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-mesto-disciplini-v-strukture-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi-v-modulnoj-strukture-oop.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/organikali-himiya-laboratoriyasinda-zhmistarini-zhalpi-erezheler.html
  • lesson.bystrickaya.ru/stanislav-labunskij-k-severu-ot-chernobilya-dejstvuyushie-lica-voennie-stalkeri-departamenta-razvedki-potapenko-stranica-8.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-gse-f-01-inostrannij-yazik-anglijskij-kod-i-nazvanie-disciplini-po-uchebnomu-planu-specialnosti-stranica-10.html
  • thescience.bystrickaya.ru/i-gault-millau-20-09-orientirovochnaya-stoimost-stranica-6.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/konkurentosposobnost-i-modernizaciya-rossijskoj-ekonomiki.html
  • spur.bystrickaya.ru/mashinostroenie-vklyuchaya-radio-priborostroenie-agropromishlennij-kompleks-49-energetika-i-kommunalnoe-hozyajstvo.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-zaklyuchenii-podvedeni-itogi-provedennogo-issledovaniya-i-sformulirovani-osnovnie-vivodi.html
  • notebook.bystrickaya.ru/ivan-sergeevich-turgenev-stranica-20.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-na-zasedanii-koordinacionnogo-soveta-27-maya-2008-goda.html
  • crib.bystrickaya.ru/kibernetika-bbk-3281-byulleten-novih-postuplenij-za-mart-2010-goda.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-detskogo-obedineniya-programmist-tambov.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-vshm-spbgu-startovala-novaya-gruppa-executive-mba-v-spbgu-sostoyalas-konferenciya-posvyashennaya-problemam-istoricheskogo.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-provedeniya-nedeli-budushego-pervoklassnika-mi-radi-videt-vas-i-vashih-detej-v-nashej-shkole.html
  • crib.bystrickaya.ru/iv-zaklyuchitelnie-polozheniya-redakcionnaya-kollegiya-zavyalov-e-a.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.